Статья опубликована в № 3977 от 09.12.2015 под заголовком: Лауреаты без хореографии

На Всероссийском конкурсе артистов балета и хореографов оказалось больше талантливых тел, чем голов

В этом году состязание было посвящено трудно определимому искусству современного танца
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Для балетного театра современный танец, пожалуй, самая сложная, хотя и активно развивающаяся составляющая: в отличие от Запада у нас даже профессионалы не всегда умеют провести различие между современным балетом и современным танцем, а от танца требуют непременно «танцевания» и активного движения, будто Пина Бауш или Триша Браун еще не родились.

Жертвой этой жанровой неопределенности пали некоторые участники конкурса, тем более что среди 90 человек (разделенных на старшую и младшую группы от 16 до 30 лет) были не только представители традиционных балетных центров, но и Якутска, Краснодара, Уфы, Тольятти, Улан-Удэ. Не внесли ясности и оценки жюри под председательством Юрия Григоровича, отмечавшие и действительно современную хореографию, и танцевальную эстраду, и гимнастические композиции, когда танцовщикам явно не хватало для эффекта булав или мячей. Но исполнители оказались в полной зависимости от хореографов – программа показов включала репертуар, созданный после 1990 г., и номера, поставленные специально для конкурса.

Всероссийский конкурс удивил тем, что практически не открыл новых имен: многие его участники давно на виду. Способных тел, как всегда, было значительно больше, чем интересно работающих голов. Победительница в младшей группе Елена Свинко из Красноярского хореографического колледжа, уже засветившаяся на нескольких крупных конкурсах, в номере Дмитрия Антипова Ricordo Canzone вместе со своей партнершей и одноклассницей Анной Амельченко показала красоту линий, чистоту и энергию танца, которыми сияла и в классических вариациях, но не расширила представления о себе.

Пристрелка

В балете цикл Всероссийских конкурсов составили на четыре года. В два предыдущих уже выбирали лучших хореографов и исполнителей народно-характерного танца, на следующий год – определение лучших в классике. Теперь пришла очередь «современщиков». По словам Юрия Григоровича, жюри смотрело артистов, «думая о Московском международном смотре», который состоится через два года.

Тот же Антипов, солист Красноярского оперного театра, получивший вторую премию в старшей группе, выступил в номере собственного сочинения «Я умру, не умирая». Внешне эффектный и умело подчеркивающий исполнительские достоинства, он представил танцовщика успешным солистом для амплуа балетного шута – пластичным, прыгучим, неизменно улыбчивым – и удовлетворенным этой участью.

Еще двое взрослых представителей Красноярска Юрий Кудрявцев (III премия) и Екатерина Булгутова (I премия), состоявшаяся балерина широкого амплуа, были загнаны хореографом Артемом Игнатьевым в безликую неоклассику номера «Сегодня будет совершенно другим, чем вчера» и запомнились на этот раз только красотой пропорций, подчеркнутой офисными костюмами, и дуэтной слаженностью.

Зато представляющая Петербург Юлия Бачева из Кудымкара благодаря собственному номеру «Кукольный дом» (он получил один из четырех призов за лучшую хореографию) предстала и актрисой, и танцовщицей, эксцентрично падавшей с высоких шпилек в поисках утраченного психического равновесия.

Софья Гайдукова (II премия), в Балете «Москва» выросшая в одну из лучших наших танцовщиц-современщиц, и Павел Глухов (II премия) стали соавторами Марины Акелькиной в номере «Притяжение» – без их точных акцентов, бесшовных поддержек и чувства мощного полета вряд ли захотелось бы вновь вникать в вечные женские вопросы, не имеющие ответа.

Такого эффектного номера для гала-концерта оказался лишен Георгий Гусев, обаятельный, артистичный, точный в каждом движении и упивающийся танцем. Со школы ставший любимчиком балетной Москвы, на конкурсе он завоевал I премию. В номере Константина Семенова (приз за лучшую хореографию) Гусев вынуждал вспомнить тухлые 1980-е, когда хореографов у нас вообще не было и выдающиеся таланты самовыражались в пластической каше, которая запоминалась лишь названиями: «Солнышко садится», «Юность» да «Самолетик». Вероятно, жюри все же оценило танцовщика не по конкурсному номеру, а вспомнив его выступления в Большом театре – в постановках Майо, Посохова и Поклитару.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more