Статья опубликована в № 3982 от 16.12.2015 под заголовком: Книга как объект, текст как изображение

Пушкинский музей открыл выставку Ильи Зданевича

Русский поэт-футурист представлен на ней как французский художник книги
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выставку «Ильязд. ХХ век Ильи Зданевича» Пушкинский музей представляет как первую ретроспективу ее героя. И это так, хотя имя Зданевича накрепко вписано в историю русской культуры как поэта-футуриста, как одного из главных героев русской, полной новыми идеями литературно-художественной жизни начала ХХ в. и как первооткрывателя грузинского художника-примитивиста Нико Пиросманишвили.

Портрет Ильи Зданевича в студенческой тужурке, стоящего в позе посетителя провинциального фотоателье, написан Пиросмани в 1913 г. поэтично и нежно. Он часто выставляется, и неудивительно, что открывает экспозицию, большую часть которой занимают книжные листы, напечатанные в Париже намного позже. Поскольку основной ее сюжет – книжная графика, совместное творчество Зданевича, взявшего псевдоним Ильязд, и великих классиков мирового модернизма: Пабло Пикассо, Макса Эрнста, Жоржа Брака, Фернана Леже. Их совместные книги.

Выставка состоит из музейных и частных собраний, главным образом из коллекций Бориса Фридмана и Георгия Генса, регулярно демонстрирующих в Пушкинском музее свои книги художника, livre d’artiste. Но если на прошлых показах внимание зрителей занимали именно знаменитые художники, авторы иллюстраций, специально созданных для малотиражных изданий, то сейчас даже блистательные – виртуозные и легкие – гравюры по рисункам Пикассо уступают первенство страницам как целому. Их создавал именно Зданевич – придумывал издания, привлекал к работе художников, занимался книжным дизайном, собирал каждую страницу из иллюстраций и текста. То безупречно гармоничные, то вызывающе дерзкие, то с пляшущими, то с тянущимися непрерывной нитью или обволакивающими рисунок буквами, эти книжные листы – произведения искусства, доставляющие эстетическое удовольствие своим осмысленным артистизмом, изяществом и интеллектуальной свободой.

Вместе с Пикассо

Вместе с Пикассо Зданевич создал несколько книг. Интересно «Письмо» 1948 г. – здесь шесть гравюр Пикассо сочетаются с русским текстом поэмы Зданевича, набранной заглавными буквами.

Книга как объект, буквы как знак, текст как графика – это вызывало интерес у Зданевича на протяжении всей жизни, и livre d’artiste стали продолжением футуристических книг и афиш, которые собраны в первой части выставки.

Там мы видим безудержную игру с буквами и смыслами, так что страница превращается в ребус, а на рекламном листе собраны, кажется, все известные тогдашним типографам шрифты. На некоторых рекламах, уже парижских, идет еще и столкновение широкой кириллицы с элегантной латиницей. И именно эти непрекращающиеся игры в буквы рассказывают историю жизни Зданевича – отчаянного забавника в молодости и свободного, умного мастера в зрелости.

Отдельный сюжет выставки – работа у Коко Шанель. Здесь показаны эскизы тканей, которые сделал Зданевич во время руководства рисовальщиками на фабрике «Ткани Шанель». Эскизы эти очень симпатичны, геометричны, в стиле ар деко, но настоящим украшением раздела стали две фотографии молодой мадемуазель в костюме, сшитом из тканей, придуманных Зданевичем. Пухлые щеки, нежный носик, стройные ножки – на снимках будущая икона стиля выглядит прелестной, в меру упитанной девушкой, способной вскружить голову кому захочет.

Манекенщица дома Chanel Симоне-Аксель Брокар была одной из трех жен Зданевича, рисунки их детей – самые несовершенные экспонаты выставки, но добавляющие теплоты. Один из экспонатов выставки – изданная в Тифлисе в 1919 г. книжечка «Рекорд нежности. Житие Ильи Зданевича» Игоря Терентьева. Атмосфера первой музейной ретроспективы русского поэта и французского художника книги тоже получилась исключительно нежной.

До 14 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more