Стиль жизни
Бесплатный
Екатерина Богопольская
Статья опубликована в № 3985 от 21.12.2015 под заголовком: Не так страшен черт

В Парижской опере играют «Осуждение Фауста» Берлиоза

Это спектакль режиссера Алвиса Херманиса, в котором так много выдумки, что на музыку уже не остается сил

Алвис Херманис – режиссер очень востребованный в Европе, в том числе в оперном театре. «Осуждение Фауста» Берлиоза – его дебют в Парижской опере. Сразу после премьеры Париж наполнился слухами об оглушительном скандале, похуже тех, что случались во времена Жерара Мортье: исполнителям аплодировали, постановку освистали. И наконец, все знали о скандальных видеокадрах совокупляющихся улиток, сопровождавших романс Маргариты «Любви волшебный пламень».

Я была на четвертом представлении. В антракте немножко гудели, но не очень долго. «Все гораздо лучше, чем я предполагал», – заметил сидевший рядом со мной журналист, англичанин. Правда, улиток больше не было, их попросту убрали – как говорят, из-за того, что смех зрителей на этих кадрах сильно мешал меццо-сопрано Софи Кох.

Странно было ждать от такого концептуального режиссера, как Херманис, романтическую легенду с участием оперного Дьявола. Он нашел Фауста XXI века: им оказался знаменитый британский астрофизик Стивен Хокинг. Ход любопытный, хотя можно поспорить: ведь Фаусту наука прискучила и он ищет других ощущений, а Хокинг, наоборот, свято верит в науку.

Спектакль начинается с появления Хокинга в инвалидной коляске (тот, как известно, страдает параличом) с призывами к космической одиссее человечества: на заднике высвечиваются титры, поясняющие эпопею «Марс Один» 2025 г. с поименным списком всех отобранных для колонизации Красной планеты участников. Действие увиденного далее происходит за день до старта – вероятно, в сознании Хокинга, который будет безмолвно присутствовать во всех сценах.

А действовать вместо него будет Фауст – двойник или аватар астрофизика. В логике спектакля именно Мефистофель спровоцировал землян на путешествие на Марс без обратного билета. Договор с Дьяволом – это и есть навязчивая идея покинуть Землю: Мефисто здесь – всего-то главврач из команды ученых, готовящих землян в межпланетную экспедицию.

Первая часть заканчивается сценой с Хокингом в центрифуге: поверх латинской песни студентов проходят титры, призывающие в путешествие на Марс. Во второй части Маргарита своей любовью пытается привязать Фауста к старой цивилизации на прекрасной планете Земля. Но, как известно, у Берлиоза побеждает Дьявол: в финальных сценах «скачки в бездну» все участники проекта в одинаковых голубых комбинезонах выстроятся для старта.

Футуристическая фантазия Херманиса сопровождается грандиозными видеопроекциями. Мир земной – бесконечные маковые поля, роса, трепещущая на луговой траве. Здесь и картины Земли из космоса вперемешку с подлинными видеосъемками Марса, предоставленными театру агентством NASA. Параллельно на сцене разворачиваются беспрерывные хореографические зарисовки: в многоэтажных вращающихся конструкциях из стекла и металла, в кабинках из плексигласа, коллективно или парами, юноши и девушки исступленно извиваются в конвульсиях (в кабачке Ауэрбаха под проекциями огромных подопытных мышей) или изысканно изнемогают в ласках (сопровождение любовного дуэта протагонистов). В танце сильфов хореограф Алла Сигалова очень мило обыграла сильфид в настоящих балетных пачках, тогда как вместо затейливого менуэта блуждающих огоньков от кабинки к кабинке прогуливаются ассистенты Мефистофеля, наблюдая за подопытными землянами, среди которых и Маргарита. Позвольте, а что же певцы?

Вот именно, в этом вся проблема – такая избыточность всего, перегруженность видеоряда и хореографических картинок, что на певцов уже нет сил. Особенно в первом действии. А ведь собраны все звезды первой величины! Ария «Воззвание к природе» была исполнена Йонасом Кауфманом так виртуозно, что зал разразился аплодисментами, то же можно сказать и о предшествующем любовном дуэте с Софи Кох, очень эмоциональной Маргаритой. Ну и Брин Терфель, ироничный Мефистофель, как всегда прекрасен.

Весь спектакль свербит мысль: зачем нужно было приглашать на роль неподвижного Хокинга Доминика Мерси, легендарного танцовщика Пины Бауш? Ответ приходит в последние минуты: Мерси поднимается с коляски и, словно вырвавшись из оков земного притяжения, плывет в легком флюидном движении над головами поддерживающих его танцовщиков, чтобы закончить выпрямившись и стоя – «Апофеоз Маргариты» заменяется Апофеозом Человека.

Париж

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать