Статья опубликована в № 4004 от 29.01.2016 под заголовком: Знаменитость как все мы

Дневники Энди Уорхола оказались монотонным и успокоительным чтением

Жизнь знаменитого художника мало отличается от жизни обывателя
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Дневник Энди Уорхола за 1976–1987 гг., т. е. за последнее десятилетие его жизни, издан в совместной программе «Ад Маргинем» и Музея современного искусства «Гараж». Там уже выходили не только очень умные, но и исключительно причудливые книги. 1000-страничный дневник одного из самых знаменитых и дорогостоящих художников ХХ в., безусловно, эксцентричное издание.

Его можно читать с любой страницы, в прямом и обратном порядке и, один раз удивившись, почему автор все время упоминает траты в пару долларов (такси, бутылка воды, газета), оставаться совершенно спокойным. То есть в некотором смысле это успокоительное чтение, необременительное и монотонное.

Сотни персонажей, встречающихся на этих страницах, в подавляющем большинстве богаты и знамениты, ну или просто красивы и родовиты (по-американски, т. е. наследники крупных промышленных корпораций, европейская аристократия автора интересует меньше). Но когда сталкиваешься с ними в каждом абзаце, то начинаешь воспринимать как соседей по многоквартирному дому – примелькались. Даже если это Мик Джаггер, Трумен Капоте или Аристотель Онассис.

Вот наугад – фрагмент записи 31 мая 1977 г., Париж: «Потом наконец появился сам Унгаро. На нем тоже был белый костюм. После ланча мы отправились к нему. Из его магазина «Унгаро кутюр» выскочили княгиня Грейс и ее дочь, принцесса Монакская, когда они узнали, что мы по соседству, в магазине мужской одежды «Унгаро омм». Боб здесь купил себе костюм. Дальше мы поехали на Бобур – там в галерее Даниэля Тамплона открывается моя выставка «Серпы и молоты».

Когда на страницах дневника, т. е. в жизни автора, вдруг возникают случайные незначительные люди, то это его расстраивает. После того как малознакомый парень попросил у Уорхола помощи, тот настолько «вышел из колеи», что выпил бренди, съел конфет и всю ночь смотрел телевизор. Думая, насколько шоу с Кэрол Барнетт лучше «фигни, которую устроил Боб Уилсон». В сноске поясняется, кто такие Барнетт и Уилсон. Но сносок в книге так много, что никого незнакомого не запомнить.

Уорхол в дневнике обаятелен – он много работает (в редакции журнала «Интервью» все ленивы), он не слишком, но остроумен, сплетничая о том, кто с кем был, во что одет и как кормили (на вечеринках – невкусно), он, случается, болеет (последняя запись сделана за пять дней до смерти). Но это обаяние не заносчивой звезды или высоколобого писателя, а обычного человека, как мы с вами. В дневниках, как и в искусстве, Уорхол неотделим от своего народа.

Дневники Уорхол не писал, почти ежедневно в течение 10 лет он рассказывал по телефону, что случилось за день, своему секретарю Пэт Хэкетт. После разговора она печатала, что запомнила. Когда Уорхол умер, Хэкетт сократила написанное и издала дневники. Ее вступительная статья познавательна и полна любви к Уорхолу.

Дневники Энди Уорхола. 1976–1987 / Под ред. Пэт Хэкетт. М.: Ад Маргинем Пресс, 2015

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more