Статья опубликована в № 4007 от 03.02.2016 под заголовком: Приличная девушка

«Девушка из Дании» оказалась приличной

Претендующая на четыре «Оскара» мелодрама об одном из первых трансгендеров превратила былую радикальность в благопристойность
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Трудно поверить, что успешный копенгагенский пейзажист Эйнар Вегенер (Эдди Редмейн) впервые почувствовал желание быть женщиной, когда надел чулки и туфли, чтобы позировать своей жене Герде (Алисия Викандер). Но требуется ли верить в правдивость истории о Пигмалионе и Галатее? Ведь «Девушка из Дании», в сущности, именно этот сюжет, пусть и осложненный трансгендерной проблематикой.

Герда писала портрет известной балерины (Эмбер Херд), балерина опаздывала, муж согласился надеть чулки. А потом ночную сорочку, платье и т. д. уже по собственной инициативе. Теперь, когда Герда приходила домой, ее встречал не Эйнар, а Лили. Герда начала писать ее портреты, и Лили влюблялась в себя все больше. Так что в конце концов Эйнар оказался лишним. Он стал одним из первых, кто решился на операцию по смене пола. В 1930 г. это было смертельно опасно, технология была не отработана, немецкий хирург честно предупреждал о рисках. Но желание Эйнара стать Лили было непоколебимым. Герда, отчаявшаяся вернуть Эйнара, поддержала решение мужа и была с ним (а потом уже с ней) до конца.

Удивительно, что Алисия Викандер номинируется на «Оскара» за лучшую женскую роль второго плана (оставим в скобках номинацию за лучшую мужскую роль Редмейна, полфильма проводящего в платьях и парике). Ведь Герда здесь главная. Она художник, создающий Лили – образ, который приносит ей успех, но начинает жить собственной жизнью и забирает у своей создательницы мужа. Викандер лидирует и в актерском дуэте – ее героиня и живее, и подвижнее, чем остающийся статичным, несмотря на изменения внешности, Редмейн, который работает исключительно над пластикой и мимикой: все эти томные заломы рук, дрожание ресниц и нервические изгибы большого рта выглядят очень эффектно, но характер остается плоским. Мы не узнаем об Эйнаре ничего, кроме того, что он хочет быть женщиной. При этом его представление о гендерных ролях настолько консервативно, что, начав ходить в платьях, Эйнар – Лили бросает живопись. Герда пытается возражать, что можно быть и женщиной, и художником, как она сама, но нет: или – или.

Смена пола за кадром

Проектом «Девушка из Дании» несколько лет была очень увлечена Николь Кидман. Она собиралась играть роль Эйнара – Лили, была готова продюсировать фильм и даже сама взяться за постановку. В разное время в режиссеры прочили то Томаса Альфредсона, то Лассе Хальстрёма. А когда в проект в 2014 г. пришел британец Том Хупер, он заменил Кидман на Редмейна.

Снимай эту историю кто-нибудь порадикальнее Тома Хупера, ее можно было бы развернуть в том смысле, что для Эйнара материалом искусства становится собственное тело (поэтому холст уже неинтересен). Но «Девушка из Дании» – не современное искусство, а салон. Ни одна из возможностей развить мысль тут не используется, зато все очень художественно: костюмы, интерьеры, пейзажи, свет. Любая мизансцена, любой крупный план словно бы просятся в раму. А как же иначе, если герои – художники.

Похожая схема уже принесла Тому Хуперу «Оскара»: фильм «Король говорит!» (2010) тоже был костюмной драмой на основе реальных событий, разыгранной в антураже 1930-х ярким актерским дуэтом. Хотя «реальные события» в «Девушке из Дании» – чистая условность. История действительно знает имена художников Герды Вегенер и Лили Эльбе (в юношестве Эйнар Вегенер). Но фильм опирается не на факты их биографий, изложенные, например, в посмертной публикации дневников Эйнара – Лили под названием «Из мужчины в женщину», а на роман-бестселлер американца Дэвида Эберсхоффа «Девушка из Дании» (2000), герои которого настолько далеки от прототипов, что могут считаться полностью вымышленными. В сноровистых руках Тома Хупера сложный жизненный сюжет превращается в мелодраму о самоотверженной любви: у героини Алисии Викандер нет никаких мотиваций к поощрению увлечений мужа, кроме преданности, в то время как реальная Герда Вегенер была открытой лесбиянкой и многие ее картины проходят по разряду лесбийской эротики.

Постоянное приглаживание, приукрашивание (достаточно заметить, что на момент принятия решения об операции супруги Вегенер были гораздо старше, чем в фильме) говорит не только о желании авторов сделать нам красиво. «Девушка из Дании» может служить яркой иллюстрацией того, как сегодняшний мейнстрим оформляет былую радикальность в благопристойность, бунт против правил и даже законов природы – в новую норму. Настоящие Герда и Лили наверняка были возмутительной во всех отношениях парой. Но именно в возмутительности и пытается отказать им толерантная современная поп-культура.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more