Стиль жизни
Бесплатный
Анна Правдюк
Статья опубликована в № 4024 от 29.02.2016 под заголовком: Двести лет спустя

В Пушкинском музее открылась выставка «Оммаж Луи Галле»

Серия фотографий Эрвина Олафа – современный взгляд на традиционную картину

В музее встретились две картины, интерпретирующие один и тот же сюжет Нидерландской революции 1568–1648 гг. – казнь графов Эгмонта и Горна по приговору «кровавого совета» во главе с герцогом Альбой, испанским наместником в Нидерландах. «Последние почести останкам графов Эгмонта и Горна» бельгийского художника XIX в. Луи Галле изобразил заново спустя два столетия Эрвин Олаф – с помощью фотоаппарата.

«Последние почести» Олафа нельзя назвать данью ни конкретному историческому сюжету, ни традиции исторической живописи. Это ирония, разговор на художественном сленге. Именно так современному зрителю, привыкшему к глянцевым образам Тюдоров и Робин Гуда в кинематографе, комфортно воспринимать такой сюжет. Ключевой экспонат выставки сопровождают пять «исторических» портретов главных героев, вполне способных занять обложку модного глянцевого журнала.

Проект был создан по заказу бельгийского замка Гаасбек, которым владел граф Эгмонт. Цель проекта была простой – привлечь посетителей. Но Олаф превращает заказ в художественное высказывание.

Работы-провокации Олафа уже показывали в Москве: кровавый знак «Мерседеса» на плече принцессы Дианы, сексуальные пожилые дамы, оргии арлекинов. Олаф провоцирует и в этой серии: от героического пафоса Луи Галле он ничего не оставляет, перед нами хорошо отретушированный и эффектно подсвеченный хоррор. «На переднем плане мы видим два женских образа – вдова графа Эгмонта и его дочь. Олаф переводит драматическую, патетическую историю в сентиментальную, почти лирическую. И это провокация, потому что для XIX в. главным сюжетом были отнюдь не страдания вдовы или душевные порывы их дочери», – рассказывает куратор выставки Ольга Аверьянова.

Этажом выше нас ждет другой, абстрактный Олаф: до международной премьеры в Париже Пушкинский выставляет его черно-белую серию «Свет», созданную для знаменитого винодельческого дома Ruinart. В объективе Олафа причудливые рисунки света, тени и наскальные граффити на стенах каменоломен. Это и аллюзия – на фотографии парижских граффити французского фотографа Брассая, и снова оммаж – наверное, наскальной живописи.

До 24 апреля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать