Статья опубликована в № 4033 от 15.03.2016 под заголовком: Совершенство пустоты

Шесть выставок «Фотобиеннале 2016» в Московском доме фотографии зарифмованы

Хотя они такие разные, что связь между ними не сразу заметна

На первый взгляд на выставках «Фотобиеннале 2016», открывшихся в Московском доме фотографии, есть только парные рифмы и они очевидны. Ретроспектива классика советской фотографии Аркадия Шайхета, где собраны его послевоенные циклы о паровозах и рабочем классе, противопоставлена авторам выставки «Новокузнецкая школа фотографии: Николай Бахарев, Владимир Воробьев, Владимир Соколаев».

У классика кадры вдохновенные, графичные и ритмичные, рабочий класс на них выглядит героически (если его представляет один токарь, сталевар или ткачиха) или спортивно (если заснят конвейер). И даже фабрично-заводская продукция – что пирожные, что ботинки – выстроена в ряды, как самосвалы на военном параде. Конечно, и здесь проступает полный абсурд, когда на фотографии спортивного праздника девица в кокошнике едет в римской колеснице на фоне красной звезды, но в работах авторов новокузнецкой школы абсурд царствует.

Владимир Соколаев и Владимир Воробьев тоже снимали рабочий класс, как и Шайхет, но с точностью до наоборот – никаких постановок и статуарных поз, полное отсутствие ритмичности, только естественная энтропия жизни, ее бытовая неструктурированность, экзистенциальная и физическая затерянность в замусоренном пространстве промышленного города. Откровенно позируют только герои пляжных фотографий Николая Бахарева, которые напрямую родственны кичевым постановочным снимкам дешевых советских фотоателье, но не наивны, а злы.

Особенности жанра

Большие фестивали, подобные московским фотобиеннале, иногда кажутся кладбищем выставок – их так много, что просмотры в голове путаются. Но часто это ощущение оказывается временным и ложным, возникшим от усталости. Лучшие выставки долго помнятся, а их количество дает возможность сравнивать и получить удовольствие методом погружения.

Подчеркнутый ритм организует и фотографии выставки Кандиды Хефер «Эрмитаж. Дворцы Санкт-Петербурга», где пустые музейные и библиотечные интерьеры кажутся совершенными и роскошными творениями, идеальными пространствами, которым противопоказаны суетные и нарушающие порядок люди. Такие же пустые пространства, только старых кинотеатров, снимал в разных странах прекрасный японский философствующий фотограф Хироси Сугимото. На его черно-белых снимках в центре зияющей дырой светятся экраны как знаки вечной манящей пустоты, иллюзии. Минималистская эстетика фотографий Сугимото воспринимается как японская поэзия, кажется многозначительной в своей принципиальной простоте и четкости.

Другой японский автор «Фотобиеннале 2016» – Осама Сиихара от родной традиции отказался, в 30-х гг. он стал снимать так, как снимали в Европе сюрреалисты, некоторые его снимки почти повторяют знаменитые работы Мана Рэя. Они так же далеки от реальности, как близки поэзии. Сиихара был участником фотообъединения, как и новокузнецкие фотографы, оно называлось «Группа авангардной образности». По стилю его работы отличны от всех, но и они рифмуются, пусть и неполной рифмой, с ни на что, казалось бы, не похожими большими цветными фотокартинами Кандиды Хефер, также озабоченной поисками прекрасного и ради идеала отказывающейся от суетного.

Выставка Карен Кнорр – как раз о суете. Биографически связанная с несколькими европейскими странами, она сделала совершенно британскую выставку, которая так и называется: «Британский стиль. 1970–1980-е годы». Если, конечно, считать бесконечную иронию по отношению к собственным предрассудкам свойством истинного англичанина. Дамы, джентльмены и богатые семьи, состоящие из дам и джентльменов, сняты Кнорр в буржуазных интерьерах богатых квартир старых лондонских районов. Все они демонстрируют абсолютную уверенность в себе, а подписи под изображениями, являющиеся частью композиции фотографий, отражают их мысли и представления о жизни. Например: «Прежняя классовая система ослабла, но существует огромное экономическое разделение, невиданный разрыв между богатыми и бедными» или: «Я верю в женское левое движение. Это что, кто-то уехал на моем «Мерседесе»?»

Но это нежная критика, видно, что на самом деле Кнорр любит своих героев, как любят своих работяг фотографы новокузнецкой группы, и по той же причине – родства авторов и их моделей. А вот Шайхет, похоже, держал дистанцию в отношениях с передовиками производства, представляя их любимыми механизмами.

До 9 мая

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать