Статья опубликована в № 4042 от 28.03.2016 под заголовком: Взгляд на Коржева без предубеждения

Выставка «Гелий Коржев» в Третьяковской галерее сделана очень хорошо

Народный художник СССР, лауреат госпремий, орденоносец и депутат представлен на ней трагическим героем
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Главные залы здания Третьяковской галереи на Крымском Валу для выставки «Гелий Коржев» радикально перекроили – большое открытое пространство перегородили на небольшие комнаты. Они составили подобие путаного лабиринта, за каждым поворотом которого раскрывалась новая тема творчества художника, жившего долго и до последних дней много писавшего.

Коржев пережил страну, в которой был признан, тяжело воспринял ее развал, но и изменился сам, оставив прежде важные и актуальные темы, и освоил новые – тоже на злобу дня. Но почти не изменил выработанных еще в молодости приемов. Мать на картине 1964 г. написана почти так же, как мать в «Несении креста» из библейского цикла 1999 г. А герой «Поднимающего знамя», одной из лучших картин советского периода, в сущности, тот же Дон Кихот из позднего цикла, крепко держащийся за красное древко своего копья. Обе картины про преодоление страха героическим усилием воли.

Коржев родился в 1925 г., умер в 2012-м. Его советские работы хорошо помнит старшее поколение, и не только потому, что их много репродуцировали. Зрелищные и эффектные, они запоминались благодаря плакатным и кинематографическим приемам: резкая композиция, крупный план, минимум и только говорящих деталей. Были среди них и действительно сильные вещи, прежде всего, конечно, главная картина Коржева – «Следы войны».

Как не советский

Гелия Коржева не оставляли без внимания и в постсоветское время. Его выставку сделал в 1993 г. в галерее «Риджина» Олег Кулик. Серия «Опаленные войной» была показана на выставке «Москва – Берлин, 1950–2000» и составляла пару работам немца Георга Базелица. Тогда уже критики говорили о «новом открытии Коржева».

Портрет солдата, прямо глядящего на зрителя единственным пронзительно-голубым глазом, с лицом невинным, обтянутым тонкой обожженной кожей, написан в начале 60-х. Тогда войну воспринимали как страшную трагедию, тяжелейшее испытание и гуманитарную катастрофу, она еще не стала, как сейчас, только поводом для национальной гордости. Но и на том еще не залакированном фоне военной темы шестидесятников образ солдата Коржева казался вызывающим. Это был портрет не победителя, а жертвы войны.

Сильными, хотя и грубыми, лобовыми, кажутся сегодня и несколько других ранних картин Коржева. Как говорили раньше, на темы труда. Там женщины оказываются обнаженными, сняв сапоги и телогрейки, и красная грубая кожа их шеи контрастирует с нежной белизной груди. И в этих тяжелых телах так же по-плакатному прямо выражена трагедия попранной женственности. Коржева, кажется, никогда не интересовали ни молодость, ни красота, ни изящество и игра. В некоторых ранних эскизах они есть, но картина, видимо, считал он, должна быть серьезным и значительным высказыванием. Нелицеприятным, даже неприятным. Во многом художник Коржев не просто некомфортный, а буквально отталкивающий, особенно во второй половине своей творческой жизни.

В постсоветские времена система, в которой существовал, выставлялся и получал награды художник Коржев, рухнула, и это не могло его не травмировать. Но он нашел в отличие от многих коллег и ровесников новых почитателей своего таланта. Им оказался американский коллекционер Рэймонд Джонсон, много картин Коржева купивший, и русский меценат, основатель Института русского реалистического искусства Алексей Ананьев. Он не только предоставил работы для выставки, но и материально ее поддержал.

Среди поздних вещей художника особенно неприятен цикл «Тюрлики», где изображены отвратительные бесы, не менее, впрочем, неприятные, чем герои сатирических циклов 90-х гг. про опустившихся и пьющих русских людей. Но им на выставке противопоставлены эффектные и красивые циклы про Дон Кихота и Христа. Хотя и в первом есть поверженный, как Икар (падшие ангелы – одна из сквозных тем Коржева), герой, а во втором особняком стоит впечатляюще мрачный холст «Иуда».

Выставку «Гелий Коржев» в Третьяковской галерее готовили долго и серьезно, тщательно отбирая и группируя работы. Эффектно выстроили экспозицию дизайнеры Евгений и Кирилл Ассы. Директор музея Зельфира Трегулова, кураторы Наталия Александрова и Фаина Балаховская без устали давали интервью, объясняли, насколько серьезного художника заново открывают для публики, как важно посмотреть на него без предубеждений. Называли его «последним великим русским реалистом ХХ века», ставили в один ряд с Люсьеном Фрейдом, одним из самых известных и почитаемых в мире мастеров фигуративной живописи.

Эти усилия заслуживают уважения, выставка сделана безукоризненно. Но вот полюбить художника Гелия Коржева она все равно не поможет. Но он, кажется, зрительской любви и не искал.

До 13 июня

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more