Статья опубликована в № 4045 от 31.03.2016 под заголовком: Маньяк против пришельцев

Триллер «Кловерфилд, 10» предлагает выбор из двух зол – известного и неизвестного

Джон Гудман эффектно сыграл маньяка-параноика

Нас атаковали. Не известно кто, северокорейцы или марсиане, но наружу нельзя, там все отравлено. Поверить в это непросто. Особенно если просыпаешься после автокатастрофы прикованным к стене каменного мешка, как Мишель, героиня Мэри Элизабет Уинстед, а новость об атаке сообщает человек-гора с лицом Джона Гудмана. Его зовут Говард, и он долго строил это убежище, потому что знал: когда-нибудь нас атакуют.

Третий обитатель бункера – Эммет (Джон Галлахер-младший), добродушный парень со сломанной рукой, уверяющий, что он сосед Говарда, помогал ему со стройкой и успел добежать, когда все началось.

На этом по-честному надо ставить точку. Рассказывать дальше нельзя. И стоит признать, такие фильмы все-таки редкость. Хотя прокатчики часто просят не выдавать неожиданные сюжетные твисты, обычно финальный переворот предсказуем. «Кловерфилд, 10» – тот случай, когда догадаться о подвохе можно не столько исходя из информации внутри фильма, сколько по контексту. И тут важнее имя не режиссера-дебютанта Дэна Трактенберга (хотя всем бы такой дебют), а продюсеров Джей Джей Абрамса и Дрю Годдарда. Возможно, снаружи – мир сериала Lost, а может быть – фильма-катастрофы Cloverfield, отсылка к которому прямо подчеркнута названием (хотя не для российского зрителя, смотревшего Cloverfield как «Монстро»). Или даже многоэтажный постмодернистский кошмар «Хижины в лесу». Если ты параноик, это еще не значит, что за тобой не следят на самом деле. Но выбор между маньяком и пришельцами, конечно, прежде всего выбор жанра, и главная интрига «Кловерфилда, 10» именно в этом.

Общие вкусы

Мэри Элизабет Уинстед, играющая Мишель, исполняла в Death Proof Квентина Тарантино роль девушки, которая признавалась, что ее любимый фильм – «Милашка в розовом» (1986). То же самое говорит герой Джона Гудмана, который смотрит «Милашку в розовом» в одном из эпизодов «Кловерфилд, 10».

Хотя и без неизвестности снаружи фильм Трактенберга – отменный камерный триллер с четко выверенной пропорцией напряженности и иронии, клаустрофобии и неожиданного уюта. В бункере Говарда есть не только самое необходимое (воздушные фильтры, запасы еды и воды), но и все для приятного проведения досуга во время Апокалипсиса: книги, видеокассеты, игры. Эммет складывает мозаику «Рыбокот» и раздражается, что для завершения не хватает нескольких фрагментов. Говард по ночам пересматривает любимые фильмы. Мишель, собиравшаяся стать модельером, листает модные журналы. И саспенс часто строится на том, как эти умиротворяющие занятия переходят в опасные ситуации: один из самых напряженных моментов возникает, например, во время игры в шарады. А линия с исчезнувшей дочерью Говарда подчеркивает не только его одержимость, но и то, что «Кловерфилд, 10» – фильм о странной семье. Герой Джона Гудмана выбирает себе роль сурового отца, и Эммет с Мишель поневоле ведут себя как дети, один послушный, вторая – мечтающая о бунте и побеге в большой мир, что бы там ни происходило.

Но зритель все время гадает вместе с Мишель, насколько велика опасность и где страшнее, тут или там. Потому что все-таки нечасто звук обычной автомобильной сигнализации воспринимается как взрыв. А монументальный зад Джона Гудмана выглядит так комично и так пугающе одновременно.

В прокате с 31 марта

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать