Статья опубликована в № 4053 от 12.04.2016 под заголовком: Коммунальное соседство

Еврейский музей привез русский авангард из региональных музеев

Выставка «До востребования» впечатляет размахом, но трудна для просмотра
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выставка «До востребования. Коллекции русского авангарда из региональных музеев» изумляет сразу – выставочное пространство Еврейского музея встречает зрителя во всем своем внушительном объеме, а не привычными выгородками, образующими залы. На огораживающих его трех стенах (четвертая занята входами) картины повешены сплошняком, в несколько рядов, пестрым живописным ковром, где произведения великих и прославленных соседствуют с работами художников малоизвестных и совсем забытых. И надо сказать прямо – производят эти стены сильное, даже пугающее впечатление.

Уж очень много тут собрано всех (более 60 авторов) и сразу, русский авангард (будем понимать этот термин широко, как и авторы выставки, имея в виду русский модернизм начала века) представлен единым творческим коллективом, без чинов и званий, проверенных временем. Хотя работы на выставке собраны дореволюционные, когда дух коллективизма над империей еще не веял.

Ошарашенный первым впечатлением зритель может сесть на стулья, редко стоящие в зале перед столиками с лампами, и посмотреть на живописные стены издали, различая сначала большие вещи: нарядного синего «Павлина» Михаила Ларионова из Омского областного музея, эмблематичный «Супрематизм» Казимира Малевича из Краснодара и «Импровизацию 4» Василия Кандинского, которую Нижегородский художественный музей возит на выставки по всему миру, настолько она хороша.

На другой стене в борьбе за внимание зрителя побеждают соседей «Три сестры на диване. Н., Л. и Е. Самойловы» Ильи Машкова (из Омска), оставляя в тени один из пейзажей Сиены Петра Кончаловского (из Тулы). Авторство развешанных под номерами, но без этикеток картин отгадать может только специализирующийся на русском авангарде профессионал. Остальным не мудрено и ошибиться, особенно в принадлежности картин, написанных художниками скромных дарований, например участником «Бубнового валет» Борисом Такке или Сергеем Романовым, навсегда оставшимся в тени своего великого друга Михаила Ларионова.

Продолжение будет

Вторая часть выставки «До востребования» будет представлять работы с 1918 по 1930-е гг. Ее открытие запланировано Центром авангарда Еврейского музея на весну 2017 г.

Для не профессиональной публики даны общие подписи, так что пытливые зрители бегают от картин к спискам, догадливые фотографируют коллективную этикетку на телефон, а ленивые могут и просто так обозревать красоты, не вникая в сущности, не вдаваясь в подробности и главное – не рассматривая картины. Потому что разглядеть музейные работы здесь трудно. Навязчивый театральный дизайн, сочиненный Кириллом Ассом и Надеждой Корбут, легко одержал победу над солнцами русского авангарда, над их верными и случайными спутниками, одаренными и не очень учениками.

«Большую роль в формировании коллекций авангарда в региональных музеях сыграл новаторский проект отдела ИЗО Наркомпроса по формированию «Музеев живописной культуры». Он был инициирован в 1918 г. Василием Кандинским и продолжен Александром Родченко. Впервые в мировой художественной практике возникла идея создания музеев современного искусства. Для этого специальная комиссия на протяжении нескольких лет закупала работы художников-авангардистов и распределяла произведения в те города, где были художественные училища. С 1918 по 1920 г. было закуплено 1926 работ у 415 авторов, из которых 1211 были распределены по 30 музеям России» – эта фраза из преамбулы к выставке оказалась единственным содержательным пояснением к экспозиции. Сведений, узаконивающих название, о том, что в 40–50-е гг. музеям было предписано очистить свои фонды от формалистов, но почти все они картины русских модернистов сохранили и вновь вернули в постоянные экспозиции в 90-е, авторы выставки приводить не стали.

Только сгруппировали работы по художественным стилям: «Сезаннизм», «Кубизм и кубофутуризм» «Супрематизм, цветопись, беспредметность», «Абстракция». Естественно, картины одного автора могли оказаться в разных разделах. Сплошная развеска, разумеется, практиковалась на выставках в начале века, но художник тогда мог рассчитывать на личное пространство. Здесь же больше всего повезло Давиду Бурлюку – он выставлен компактно, а то, что натюрморт с цветами Ольги Розановой (Нижний Новгород) путается с натюрмортом с арбузом Александры Экстер («Ростовский кремль»), – это уже никого не беспокоило.

До 10 июня

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more