Статья опубликована в № 4057 от 18.04.2016 под заголовком: Без «Тангейзера», без новаций

«Золотая маска» почти не заметила новаций

Драматическое жюри не отметило ни радикальных спектаклей, ни лидеров нового поколения режиссуры
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Лучшим драматическим спектаклем большой формы предсказуемо стал «Сон в летнюю ночь» Ивана Поповски – милая безделушка, вызывающая у критиков ностальгию по ранним работам «Мастерской Петра Фоменко». В номинации «лучший спектакль малой формы» победила постановка Дмитрия Крымова «О-й. Поздняя любовь» («Школа драматического искусства»). Призер режиссерской номинации – Андрей Могучий («Пьяные», БДТ). Награды за мужскую и женскую роли взяли молодые актеры Сергей Волков (Брехт в «Кабаре Брехт», Театр имени Ленсовета) и Мария Смольникова (Людмила в «Поздней любви» Крымова); корифей Александринки Николай Мартон (Неизвестный в спектакле «Маскарад. Воспоминания будущего») получил «Маску» за лучшую роль второго плана. Приз за сценографию достался Семену Пастуху, объединившему в «Маскараде» современные технологии с репликами классических декораций Александра Головина.

Все четыре «Маски» в соревновании кукольников собрали две постановки: «Толстая тетрадь» Пермского театра кукол (лучший спектакль, лучшая работа художника – Татьяны Нерсисян) и «Ваня» петербургского Karlsson Haus (лучшие работы режиссера – Алексея Лелявского и актера – Михаила Шеломенцева).

Вместе с тем поражения нескольких участников больше говорят о состоянии театра, чем список победителей. Жюри драматического театра и театра кукол под председательством Михаила Бычкова имело все возможности для программного высказывания, однако не торопилось поощрять новое режиссерское мышление – причем как отечественные, так и импортные его образцы. Ни одной «Маски» не получили лидеры молодого поколения режиссуры Дмитрий Волкострелов и Семен Александровский, приехавшие в Москву с очень сильными работами («Беккет. Пьесы» и «Элементарные частицы» соответственно). Остался без награды Ромео Кастеллуччи, дебютировавший в России спектаклем «Человеческое использование человеческих существ». Эпатажного итальянца называют и гением, и жуликом, но одно бесспорно: в отечественном театре нет даже близкого аналога тому, что делает Кастеллуччи.

Еще одно знаковое поражение случилось в конкурсе «Эксперимент», который судят оба жюри. Самый неортодоксальный спектакль на «Золотой маске» и вообще в России – интерактивная городская экскурсия Remote Moscow, копродукция немецкой команды Rimini Protokoll и независимого российского продюсера Федора Елютина – проиграл «Звуковым ландшафтам» Петра Айду, изобретательному спектаклю-концерту, который исполняется на театральных шумовых аппаратах. Вдвойне досадно, что Remote Moscow не отметили и критики, которые, по идее, должны руководствоваться не прагматическими вопросами (кому нужнее победа), а исключительно эстетическими, заглядывать дальше жюри и быть радикальнее. Но в критике победило музыкальное крыло, и приз достался опере «Сатьяграха» (Театр оперы и балета, Екатеринбург). И совсем уже огорчительно, что приз критики в этом году вручался в последний раз: «Золотая маска» переживает реформирование, независимый критический взгляд отныне считается лишним.

Как в цирке

Церемония, шедшая стандартные три часа, по темпоритму оказалась самой мобильной и живой за многие годы. Режиссер Евгений Писарев превратил сцену Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в цирковую арену, на которой работали два неутомимых клоуна – Павел Акимкин и Юлия Пересильд, менявшие образы и костюмы и не дававшие счастливым лауреатам растечься мыслью по древу дальше их неизменно волнительных эмоций.

В музыкальном театре прошлый сезон оказался на редкость плодотворным – не количеством, а качеством новинок. Которые при этом составили калейдоскоп на все вкусы. Причем при бесспорном лидерстве оперы интереснейшие программы оказались у аутсайдеров – мюзикла и современного танца.

Оперный конкурс был обескровлен задолго до начала фестиваля: по не зависящим от «Золотой маски» причинам из конкурса вылетели два лидера – новосибирский «Тангейзер» Тимофея Кулябина и «Трубадур», перенесенный в Михайловский театр из Бельгии Дмитрием Черняковым. Впрочем, доживи оба спектакля до сегодняшних дней, они могли бы остаться и без наград: многие члены жюри вспомнили свою молодость и проголосовали за «Хованщину» Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко как лучший спектакль и Александра Тителя за режиссуру «Медеи» в том же театре – в замкнутом пространстве СССР 1980-х подобная эстетика казалась авангардной. Но, предупреждая упреки в консерватизме, целых два спецприза жюри выдало самым радикальным – и живым – спектаклям оперного конкурса: екатеринбургской «Сатьяграхе» за работу хора (это первый в России опыт исполнения оперы Филиппа Гласса, да еще и на санскрите) и театральной «бродилке» для трехлетних зрителей «Путешествие в страну Джамблей», созданной по заказу Пермского оперного театра либреттистом Екатериной Поспеловой и композитором Петром Поспеловым по мотивам поэзии Эдварда Лира. Отдав «Маску» за лучшую дирижерскую работу молодому Андрею Лебедеву, ведущему «Ромео и Джульетту» в «Новой опере», жюри демонстративно дистанцировалось от главного героя последних лет – Теодора Курентзиса и ведомой им пермской оперы.

Но, возможно, это обеспечило триумф пермскому балету. Лучшим хореографом признан Даглас Ли, уже второй раз работавший на Урале и создавший для солистов труппы тонкий, нервный спектакль «Когда падал снег». Но эта трендовая европейская одноактовка все же вряд ли останется в истории в отличие от другого пермского балета – диптиха «Оранго. Условно убитый», воскрешающего неизвестную музыку Шостаковича и танцевальную эстетику 1930-х. Так же как показательно исключенная из всех номинаций екатеринбургская «Тщетная предосторожность» способна создать новый подход к классическому балету – полный любви, восхищения, но облагораживающий его старомодную простодушность. Но в балете жюри неожиданно оказалось решительнее, чем в опере, и лучшим спектаклем признало далекого от шаблонов «Героя нашего времени» Большого театра – постановку Юрия Посохова и Кирилла Серебренникова, для которой написал музыку Илья Демуцкий, отмеченный как лучший композитор.

Одним из самых интересных оказался в этом году конкурс в современном танце. Жюри не сочло нужным выделить ему ни одной дополнительной награды из тех, которые могут быть поделены между представителями классики и современности, поэтому победитель оказался один – «Кафе Идиот» по роману Достоевского, поставленный в «Балете Москва». Его создатель Александр Пепеляев, один из пионеров современного танца в России, после многолетних лабораторных опытов, кажется, открыл для себя заново красоту театральности в танце.

Мюзикл в этом году попал в сложную ситуацию – теперь признаются только спектакли отечественного производства, а в американских оригиналах за победу могут бороться лишь исполнители. Поэтому признанный лидер сезона – «Призрак оперы» компании Stage Entertainment – делегировал в лауреаты дирижера Мариам Барскую и исполнителя заглавной партии Дмитрия Ермака, а выиграла «Голливудская дива» еще одного тяжеловеса в производстве мюзиклов – петербургского Театра музкомедии, с позиции сегодняшнего дня пытающаяся воскресить традиции золотого века этого жанра.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more