Статья опубликована в № 4071 от 11.05.2016 под заголовком: Легкость мастеров

Фестиваль Dance Open в Петербурге собрал сливки мирового балета

От Манюэля Легри до Ольги Смирновой
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Dance Open, возникший 15 лет назад как скромные весенние балетные мастер-классы для всех желающих, постепенно превратился в парад планет. В этом году среди лауреатов приза Dance Open оказался Манюэль Легри – один из главных «птенцов Нуреева», давно распрощавшийся с собственными танцами и успешно развивающий менеджерскую карьеру на посту худрука балета Венской оперы. Авторитет Dance Open сейчас таков, что ради фестиваля Легри на один день вновь вернулся на сцену – исполнил фрагмент из балета Ролана Пети «Летучая мышь», блеснув обаянием, французским шармом и – вопреки всем представлениям о летучести балетной формы – идеально ровными строчками шене, искрящимися рондами и прочей чисто французской бриллиантовой крошкой. За что был удостоен приза зрителей. Обладателями Гран-при Dance Open стали Семен Чудин и Ольга Смирнова – молодая прима Большого, взглянуть на мощный восход которой приезжают в Россию критики из Парижа и Лондона. А распределением наград на этот раз ведал Ханс ван Манен – 83-летний автор «голландского чуда», стоявший у руля то Национального балета Нидерландов, то Нидерландского театра танца и превративший эту крошечную страну в один из оплотов современной хореографии. Под его руководством в жюри объединились такие эстетические противоположности, как борец за отечественную духовность Борис Эйфман и молодой немецкий пересмешник Кристиан Шпук, знаток европейской неоклассики Алексей Мирошниченко и экстравагантный канадец из Штутгарта Эрик Готье. В это же время мастер-классы съехавшимся на фестиваль детям из Канады, Франции, Японии, Голландии, с Филиппин давала Ирма Ниорадзе, незабываемая Жар-птица Мариинского театра, сейчас приземлившаяся в Высшей школе танца Розеллы Хайтауэр в Ницце. А в привезенном спектакле Пермского театра оперы и балета «Ромео и Джульетта» Кеннета Макмиллана можно было увидеть Гэри Эвиса, чья скрупулезность жестов и лишенная котурнов естественность выглядят воплощением британской актерской школы.

Из Петербурга в Москву

Эстафету Dance Open в мае подхватывает Benois de la Danse – самый старший из балетных фестивалей в России (он существует с 1992 г.), также вручающий собственный международный балетный приз. По традиции он проходит в Москве в Большом театре и длится два дня.

Dance Open, существующий в реалиях столицы классического балета, в последние годы успешно расширяет представления петербуржцев о возможностях танца. В этом году в фестивале приняли участие труппа из словенского Марибора, которую можно назвать постоянным партнером Dance Open, и еще один знакомый гость – балет дрезденской «Земперопер».

42-летний румын Эдвард Клюг, в прошлом сезоне вошедший в элитный клуб постановщиков в Нидерландском театре танца, уже полтора десятилетия работает над созданием собственной эстетической системы в танце. «Пер Гюнт», поставленный на сборную музыку Грига, стал воплощением этой эстетики. Его пластический язык не только накладывает мораторий на пуанты, но пытается свести к минимуму классическую лексику, доверяя тяжелой как камень поступи и согбенному телу. Все жизненные перипетии Пера Гюнта балет воспроизводит довольно бодро. Но философия Ибсена остается за пределами спектакля, самые запоминающиеся метафоры которому обеспечивает не хореография, а сценография Марко Япеля с ее опоясывающей сцену дорогой-кругом и шалашом-трансформером.

Другой взгляд на танец предложила труппа из Дрездена, ведомая экс-ассистентом Форсайта Аароном Уоткиным. Она привезла программу недавних одноактных премьер, в которой лидировали «Танцсюита», поставленная Алексеем Ратманским на музыку всегда дающего ему необходимый заряд Рихарда Штрауса, и «Кактусы» Александра Экмана, победоносно шествующие от Голландии до Новой Зеландии. И хотя эти хореографы работают в несравнимых стилях, они в одинаковой мере заинтересованы возможностями самого танца. И азбучные движения рождают иронично-куртуазные образы в балете Ратманского и доходящие до сарказма танцевальные реплики Экмана, словно в благодарность хореографам за доверие.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more