Статья опубликована в № 4083 от 27.05.2016 под заголовком: Сочувствие оркам

Экранизация игры «Варкрафт» похожа на все популярные кинофэнтези сразу

Попытка перенести многопользовательскую онлайн-игру на большой экран не обновила сказочный жанр

Хорошая магия – синяя, а плохая – зеленая (в русифицированном «Варкрафте» ее называют скверной). Поэтому узнать плохого человека (или нечеловека) просто: если глаза зеленым светятся – значит, враг и продал душу демонам, впустил в себя скверну. Соответственно, хорошие колдуны кидаются синими спецэффектами, а скверные – зелеными.

Но нет однозначно плохих и хороших рас. Вот в начале фильма у орочьей пары рождается прелестный орчонок: ушки торчком, клыки только режутся. И сразу понятно, что родители у него хорошие и будут на стороне добра. И даже на лицо не так ужасны, как прочие соплеменники.

А уж получеловек-полуорк Гарона (Пола Пэттон) совсем красавица и с первого взгляда обещает межрасовую любовную линию. Клыки торчат, но совсем чуть-чуть и даже целоваться, наверное, мешают не больше пирсинга.

Путь к Warcraft

Сын Дэвида Боуи Данкан Джонс начал режиссерскую карьеру с малобюджетной фантастики. Его остроумная «Луна» (практически монофильм актера Сэма Рокуэлла) получила в 2010 г. главную британскую кинопремию BAFTA за лучший дебют. За «Луной» последовал «Исходный код» о временных парадоксах. Перед тем как компания Blizzard доверила Джонсу Warcraft, на экранизацию покушался Уве Болл (сделавший, например, крайне убогую киноверсию игры «Один в темноте»), но Blizzard ему отказала. Одно время в проект был вовлечен создатель «Зловещих мертвецов» Сэм Рейми (могло получиться весело), но в итоге «Варкрафт» снял все-таки Данкан Джонс.

Возможно, миллионы поклонников игр Warcraft почувствуют себя в этом фильме как дома. Но людям, которые не проводят за онлайн-стратегиями хотя бы пару часов в день, тут тоже многое знакомо. И даже может показаться, что картина Данкана Джонса – проходной двор, в котором толпятся персонажи «Властелина колец», «Аватара» и «Игры престолов» (за кадром привычно грохочет музыка Рамина Джавади).

И всем им там явно тесно. Сценаристам надо наскоро объяснить правила игры и расставить по экрану участников (орки, их колдун и их оппозиционеры, полукровка, люди и их король, королева, рыцарь, хранитель, волшебник-недоучка). На прорисовку характеров не остается времени, в ролях второго плана оказываются целые народности (гномам дано несколько реплик, эльфы совсем для мебели).

Для орков придуман специальный тарабарский язык, поэтому кажется, что они умнее. Объяснения на человеческом, возможно, блестящи для компьютерной игры, но в фильме, претендующем на какой-никакой драматизм и сюжетную логику (не говоря о создании полноценного фэнтезийного мира), хочется услышать что-нибудь остроумнее утверждения, что тьма порождает свет, а свет порождает тьму. «Так, ну это понятно», – бросает молодой волшебник и бежит применять полученное знание на практике.

Самым неоднозначным персонажем выведен могущественный маг-хранитель (Бен Фостер), в котором так отчаянно борются синее и зеленое начала, что большую часть времени он еле передвигает ноги и лежит в синем бассейне. А совсем размякнув, откровенничает с полукровкой Гароной и напутствует ее не упустить любовь. Но иногда все-таки может собраться с силами и заискрить, как электростанция.

Само собой, «Варкрафт» – военный парад современных компьютерных технологий, позволяющих актеру достоверно изобразить не то что орка, а даже хорька. А режиссеру с художниками разместить получившееся существо в сколь угодно диковинных пейзажах. Башни до небес – пожалуйста. Портал между мирами – не вопрос. Голем – сейчас слепим. Грифон – извольте. Но ведь мы уже столько сказочных миров повидали, что кого теперь грифоном удивишь. Нормальный грифон, обыкновенный.

Остается порадоваться за орков. После стольких лет, когда их выставляли на большом экране воплощением абсолютного зла, этих устрашающих существ реабилитировали. Показали, что у них тоже есть своя правда. Что они пришли на чужую землю не от хорошей жизни. И, как пел Стинг про русских в разгар холодной войны, тоже любят своих детей.

В прокате с 26 мая