Статья опубликована в № 4093 от 10.06.2016 под заголовком: Смотри под ноги

«Гараж» открыл летний сезон

Его героем стал Урс Фишер с выставкой «Маленький топор»

Урс Фишер – 43 лет, швейцарец по рождению, живет в Нью-Йорке – популярный художник, много выставляется, приглашается на биеннале современного искусства. В Венецианской участвовал три раза. Там и запомнился по копии классической маньеристской скульптуры Джамболоньи «Похищение сабинянок». Копия была отлита из воска в величину мраморного оригинала и представляла собой огромную свечу с горящим фитилем, плавившуюся на протяжении месяцев работы биеннале. Напротив нее стоял восковой же мужчина в пиджаке, очевидно искусствовед, с фитилем в голове и тоже таял. Так проходила его жизнь.

Оплывающие до полной потери формы восковые скульптуры – одна из главных затей Фишера, большого выдумщика, воплощающего в жизнь самые разные идеи. На выставке в «Гараже», сделанной специально к годовщине переезда музея в новое здание, он тоже показал разные работы. Но без сидящей в креслах пожилой, симпатичной, ярко одетой пары – она нежно трогает его за руку – выставка лишилась бы главного аттракциона. В головах этих, как живых, фигур уже горят огоньки, и не хочется думать, во что они превратятся через месяц. Но если не будут слишком спешить разрушаться, то сгорят за 4–5 месяцев, обещал мне Фишер.

Важное сообщение

Директор «Гаража» Антон Белов объявил, что музей будет устраивать триеннале современного искусства. В них будут участвовать российские художники. Группа экспертов уже начала поездки, они намерены исследовать состояние современного искусства в 40 российских городах. Первая выставка триеннале должна открыться через год.

Основная же составляющая его «Маленького топора» – два десятка маленьких крашеных скульптур, разбросанных по всему залу. Стульчик с котиком, крыска, цветок, пара глаз, костер и прочая ерунда – такие маленькие, что их сразу и не заметишь, а заметив, даже поленишься наклониться. Честно сказать, эти слегка сюрные скульптурки как-то мало занимательны и несерьезны, как и все произведения Фишера, он и сам с виду прост и простодушен. И на вопрос, навеян ли «Фонтаном» Марселя Дюшана его унитаз с фруктами, отвечает, что просто фаянсовый предмет похож на вазу, но фрукты туда не кладут.

Вообще-то необычно наполненный унитаз мог бы быть одной из маленьких скульптур, он в их стиле. Или одна из миниатюр вполне могла быть размером с реди-мейд. Но Фишеру было важно не поддаться масштабу здания, противопоставить маленькое, незначительное и симпатичное модернистскому пафосу советской постройки. В конце нашего разговора он попросил меня ответить на его вопрос: «Почему в русском искусстве ХХ в. так много неба? Шагал смотрит на небо, и Малевич, и Татлин летает». И, не дожидаясь ответа, эксцентрично взмахнул руками, а потом показал пальцем вниз, на маленькие скульптуры: вот теперь посмотрите под ноги. То есть довольно неожиданно продемонстрировал склонность к назидательности. Что оказалось полной неожиданностью, поскольку работы Фишера кажутся удачно развлекательными, хотя в них явно присутствует вечная тема ванитас – напоминания о бренности жизни.

Как правило, большого смысла в его работах никто не ищет, критики хотя и упоминают, что тема художника – разложение, распад формы, но не видят системы в его художнических поступках. Вот и в Москве Фишер показывает ко всему описанному еще и несколько картин – толстые слои краски превращают фотографии в абстрактные живописные композиции, вполне красивые, интерьерные. И зал пересекает его крашеная скульптурная каракуля.

Есть и еще один большой сюжет Фишера в «Гараже», называется Yes. На большой площади перед зданием музея выложены запасы глины и простецкие скульптуры, здесь художник с волонтерами, в основном учащимися художественных заведений, будут лепить новые формы, которые потом покажут еще на одной выставке.

До 21 августа

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать