Статья опубликована в № 4101 от 23.06.2016 под заголовком: Беспокойное хозяйство

Фильм ужасов «Заклятие-2» – традиционный, но добротный образец жанра

Временами действительно страшно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Лондонский район Энфилд, 1977 год. Семья Ходжсонов (мать, две дочки, два сына) живет в большом доме, который уже не на что содержать. Но вскоре на Ходжсонов обрушиваются неприятности похлеще: в доме заводится полтергейст. Старое кресло само скрипит и подпрыгивает, телевизор сам переключает каналы, стулья сами ползают по полу. Ну то есть как «сами»: за этим стоит призрак 72-летнего Билла Уилкинса, который когда-то жил в этом особняке. Дух настырного пенсионера вселяется в младшую дочку и ее устами гнусаво твердит, что дом по-прежнему его собственность. Его пытаются переубедить: «Дедушка, да вы напутали, это теперь наш дом». Но все напрасно. Приходится (через церковь) обращаться к Эду и Лоррейн Уорренам (Патрик Уилсон и Вера Фармига), проверенным демонологам.

Супруги Уоррен, которым режиссер Джеймс Ван посвящает уже второе «Заклятие», – реальные люди. Эд умер в 2006-м, а Лоррейн жива, ей 89 лет, и в подвале ее дома действительно расположен маленький частный музей инфернальных артефактов. История про энфилдский полтергейст лишь один из множества случаев. Были еще, например, дела о демоне-вервольфе, о кукле, в которую якобы вселился дух девочки Аннабель, и – самое известное – об амитивилльском ужасе, когда свихнувшийся мужчина без видимых причин застрелил шестерых членов своей семьи. Потом его дом купила беспечная супружеская пара, и понеслось: в комнатах зимой заводились полчища мух, у дочки появился воображаемый друг (девочка-свинья) и т. д.; про это потом сняли два фильма; вот и Ван описывает амитивилльскую историю в прологе «Заклятия-2».

Научены опытом

Во время съемок первого «Заклятия» у актрисы Веры Фармиги с полок сами слетали чашки, она случайно получала тройные порезы, на экране ноутбука проступали непонятные знаки. Члены съемочной группы периодически просыпались ночью ровно в 3 часа 7 минут (в это время зафиксирована смерть главной злодейки). На съемки «Заклятия-2» пригласили священника, чтобы благословил площадку.

Уоррены настаивали, что убийца был одержим демонами, которые с удовольствием продолжили мучить новых владельцев особняка. Психиатр скажет, что такие демоны неотличимы от голосов при шизофрении. Но у любого творческого и нервного человека (особенно режиссера фильмов ужасов, особенно религиозного – а Ван религиозен) возникнет соблазн ответить, что в таком случае и шизофрению запросто можно рассматривать как одержимость. В «Заклятиях» Ван предельно серьезен: во-первых, он понимает, что даже случайная скептическая усмешка погубит фильм, а во-вторых, искренне хочет верить. Как говорит один персонаж «Заклятия-2», если есть демоны – есть и ангелы, и загробная жизнь.

Ван, 39-летний австралиец малайского происхождения, считается сегодня одним из самых перспективных голливудских режиссеров: он снял первую (и самую удачную) «Пилу», два «Астрала» и «Форсаж-7», самый кассовый фильм франшизы (хотя понятно, что свои полтора миллиарда долларов он собрал в прокате не из-за уникального режиссерского почерка, а из-за того, что оказался прощальным фильмом Пола Уокера). В «Заклятиях» Ван постоянно прибегает к классическому приему: персонаж чувствует, что за спиной у него творится что-то неладное, оборачивается – а там никого. Снова чувствует неладное, снова оборачивается – никого. Снова оборачивается – ба, да там же демон. (К слову, главным монстром оказывается не унылый старичок, а существо в виде монашки с окровавленным зубастым ртом, которое похоже одновременно на куклу из «Пилы» и на Мэрилина Мэнсона периода расцвета. Скоро про эту мерзость обещают снять отдельный фильм.)

«Заклятие-2» – очень традиционный и довольно вторичный фильм. Но очень профессиональный (очевидно, что Ван вместе с оператором тщательно продумывал каждый ракурс). И на удивление неспешный: он идет 134 минуты, на каждое явление черта приходится по 10 минут бытовых деталей. Вану интересно придумывать заново Лондон 1970-х, с предельной аккуратностью обставлять дом бедной семьи, копаться в архивах, подбирая те фрагменты новостей и ситкомов, которые идут по телевизору. В середине фильма Патрик Уилсон берет гитару и тихим голосом поет для детей Falling In Love With You Элвиса – все три минуты, и это совсем уж неприличная для хоррора длиннота. Но Вану необходим этот момент: живые люди с их нормальной жизнью его интересуют не меньше, чем мертвые.

Обоим «Заклятиям» присвоили прокатный рейтинг R («дети до 17 не допускаются без сопровождения взрослых»), причем не за секс, насилие или нецензурную брань (их там нет), а просто за то, что иногда очень страшно. Несколько дней назад в Индии во время просмотра «Заклятия-2» один зритель умер от инфаркта. Наверное, трудно придумать более дьявольский комплимент режиссерскому мастерству.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more