Стиль жизни
Бесплатный
Елена Черемных
Статья опубликована в № 4107 от 01.07.2016 под заголовком: Собачий голод по музыке

В Перми создали «Портрет художника как голодной собаки»

Завершается Дягилевский фестиваль

Серией академических и неформальных концертов в Органном зале, частной филармонии «Триумф», под куполом Музея изобразительных искусств и в ночном мраке гимназии Дягилева десятый фестиваль его имени рекомендовался территорией непрекращаемого диалога старины с современностью, патетики с созерцательностью и общеизвестного со свежесозданным. Витаминизировать Баха, Шуберта или Шумана лекарственными растворами из современных авторов – Йорга Видмана, Кристиана Мейсона, Сальваторе Шаррино, Айана Уилсона, Антонио Корничелло, Александра Хубеева в Перми умеют и любят. Точки шевеления на парализованном теле большой музыкальной истории – главная забота дягилевских целителей, между которыми встретишь столько же звезд, сколько и новичков.

Недавний выпускник Моцартеума баритон Андрэ Шуэн сблизил хрестоматию Lieder – Шумана и Вольфа с нераскрученным гением ХХ века Франком Мартеном, чьи вокальные монологи к пьесе «Имярек» (1943) певец исполнил с пылкостью большого артиста. Пианист Антон Батагов вместил в два часа «Музыки о жизни и смерти» 300 лет, отделяющих композитора и органиста Иоганна Пахельбеля от живого-здорового минималиста Филипа Гласса.

На вечере Алины Ибрагимовой и Полины Осетинской в авторской версии и в бузониевской транскрипции – горячо, еще горячей – звучала Чакона Баха из второй скрипичной Партиты, прослоенная стылым мерцанием Spiegel im Spiegel («Зеркало в зеркале») Арво Пярта.

Поверка словом

Частью Дягилевского фестиваля стало вручение премии «Резонанс», учрежденной для поддержки молодых (до 35 лет) музыкальных критиков. На этот раз первую премию не получил никто, а второй удостоена московский критик Наталия Сурнина. Почетную награду получила петербургский музыковед – профессор Людмила Ковнацкая.

Разговор о музыке на фестивале переводится в опасный для эмоционального здоровья градус. Половины одного из ночных концертов в Органном зале, где меццо-сопрано Пола Мурриха под оркестр musikAeterna пела сумеречные циклы «Молодая служанка» Хиндемита и «Песни об умерших детях» Малера, могло хватить на всю оставшуюся смерть; если б во втором отделении – на всю оставшуюся жизнь – не прозвучала «Маленькая концертная симфония» Франка Мартена. Он стал кем-то вроде негласного резидента, сменив официального дягилевского композитора прошлого года – Леонида Десятникова, с чьим слогом искрящая и непредсказуемая музыка швейцарского автора, кстати говоря, имеет много общего.

Полуторачасовой кроссовер французского ансамбля Le Poeme Harmonique с пермским хором musicAeterna запустил в фестивальный обиход слоган «От Монтеверди до Верди».

Концертное исполнение хоровой оперы Филипа Эрсана Tristia на стихи французских и русских заключенных зарядило экуменизмом популярное народное выражение «Хорошо сидим».

А после неистовых стонов и плачей Чиприано де Роре в исполнении бельгийского ансамбля Graindelavoix, обозвавшего свое выступление «Портрет художника как голодной собаки», стало ясно, на кого похожи те, кто ездит в Пермь утолять познавательские и меломанские аппетиты.

В четверг Дягилевский фестиваль завершился Шестой симфонией Малера. В субботу оркестр musikAeterna под управлением Теодора Курентзиса исполнит ее в Москве, в Большом зале консерватории.

Пермь

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать