Стиль жизни
Бесплатный
Гюляра Садых-заде
Статья опубликована в № 4115 от 13.07.2016 под заголовком: Прощание мадам Каль

Бад-Киссинген прощается с мадам Каль

Знаменитый музыкальный фестиваль расстается со своим основателем и бессменным интендантом

Вот уже 30 лет в Бад-Киссингене проводится весьма значительный музыкальный фестиваль, длящийся целый месяц. Основала его деятельная дама с журналистским прошлым – д-р Кари Каль-Вольфсъегер, бессменный интендант фестиваля с 1986 г. Нынешний, юбилейный, сезон для нее последний: она сдает дела преемнику, экс-драматургу Бетховенского фестиваля в Бонне Тильману Шлёмпу.

В Бад-Киссинген с удовольствием приезжают звезды мирового класса. Чечилия Бартоли, к примеру, выступает здесь каждое лето. Примечателен фестиваль и тем, что здесь традиционно привечают русских музыкантов: со времени основания в Бад-Киссингене перебывали, кажется, все мало-мальски значимые фигуры российского музыкального истеблишмента. Вот и в этом году тут выступили – и еще выступят – три российских оркестра: Госоркестр России с Владимиром Юровским, Российский национальный с Владимиром Спиваковым и оркестр Мариинского театра с Валерием Гергиевым.

Особенно щедро представлены в афише русские пианисты. Здесь можно услышать не только признанных тяжеловесов рояля – таких как Григорий Соколов, Аркадий Володось, Борис Березовский и относительно недавно примкнувший к ним Даниил Трифонов. Но и Ольгу Керн, и Игоря Левита; последний, уроженец Нижнего Новгорода, учился в Германии и начинал свою карьеру именно здесь, в Бад-Киссингене, с легкой руки мадам Кари Каль-Вольфсъегер.

Таких музыкантов-дебютантов, ставших мировыми знаменитостями, много: мадам Кари Каль разыскивает их со всем энтузиазмом и азартом истинного охотника. А они, в свою очередь, сохраняют теплые чувства к фестивалю, давшему им путевку в жизнь. Этим, в частности, объясняется та виртуозная ловкость, с которой интенданту удается договориться с музыкантами о гонорарах на чрезвычайно выгодных для фестиваля условиях.

Дитя Системы

Дирижер Рафаэль Пайар – ученик доктора Хосе Антонио Абреу, создателя знаменитой El Sistema – государственной системы музыкального образования, благодаря которой сотни тысяч детей обрели профессию, нередко поднявшись с социального дна.

Вот и на нынешнем фестивале для многих стало открытием выступление с оркестром Баварского радио молодого дирижера родом из Венесуэлы – Рафаэля Пайара. Он выступил, заменив заболевшего сэра Джона Элиота Гардинера, – и, несмотря на спешку и стрессовую ситуацию, сумел прибрать к рукам оркестр, который выказывал ему явное уважение, чутко отозвавшись на указания дирижера. Баварцы сыграли Четвертую симфонию Брамса по-настоящему вдохновенно и абсолютно нешаблонно, с той подкупающей культурой звука и живостью, что выгодно отличает этот оркестр от, скажем, эталонного, но холодноватого звучания Берлинских филармоников.

Самого же дирижера отличали от его более известного земляка Густаво Дудамеля более изящная и точная мануальная техника, дисциплина ума и чувства, выдающая явную склонность к интеллектуальным штудиям и позволяющая держать в узде природный темперамент. К тому же он выказал себя чутким аккомпаниатором, умело подстроившись к тонкой, изощренной манере игры Петра Андершевского, исполнявшего соль-мажорный концерт Моцарта. Порою пианист понижал звучание до полной неслышимости – особенно во второй части, – что создавало оркестру дополнительные трудности. Удар Андершевского был точен и быстр; он принципиально играл non legato, и поэтому его условная кантилена была напрочь лишена какой бы то ни было слезливости и романтического окраса.

Госоркестру России с Владимиром Юровским выпало выступать со скрипачом Даниэлем Хоупом – и нельзя сказать, что им повезло с солистом. Хоуп, казалось, вовсе не понимал, что такое стиль Моцарта, как он должен звучать и, главное, какие хтонические бездны скрыты за внешне безоблачной музыкой Скрипичного концерта. Хоуп представлял собой классический пример артистического нарциссизма. Метрической сетки он не чувствовал и частенько расходился с оркестром, несмотря на титанические усилия Юровского подстроиться под его волюнтаристскую манеру игры.

Так что во втором отделении Юровскому и его оркестру был необходим реванш: и они таки взяли его, сыграв Пятую симфонию Чайковского подчеркнуто благородно, сверхотчетливо и эмоционально. Юровский, казалось, задался целью лишить музыку Петра Ильича даже тени слащавой сентиментальности. И преуспел в этом – да так, что сидевший рядом лондонский критик не мог прийти в себя от изумления: это так русский оркестр играет Чайковского?

Бад-Киссинген

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать