Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 4118 от 18.07.2016 под заголовком: Театральное еврейское счастье

В постоянную экспозицию Третьяковской галереи впервые включены семь работ Шагала

Панно для еврейского театра ГОСЕТ четверть века только зарабатывали для музея деньги

Панно Марка Шагала для еврейского театра ГОСЕТ – совершенно прекрасные работы. Они красивые, эффектные, очень декоративные, легкие в восприятии и при этом полны разгадываемых загадок. Пролежавшие полвека свернутыми в музейных запасниках, в 90-е гг. отреставрированные и после этого съездившие на выставки в 46 городов мира, воспроизведенные в многочисленных изданиях, досконально изученные, они наконец обрели покой в залах постоянной экспозиции искусства ХХ в. Третьяковской галереи. Где им, конечно, самое место, поскольку это не только замечательные произведения искусства, но и прекрасный материал для просветительских экскурсий о связи фольклора с авангардом, сугубо национального с общечеловеческим, возможности художника обессмертить глубоко личное.

Будут перемены

Перемещение панно Шагала в постоянную экспозицию искусства ХХ в. Третьяковской галереи – один из шагов по изменению залов на Крымском Валу и привлечению туда публики. В музее уже ведется подготовительная работа по кардинальному ее обновлению.

Панно для Государственного еврейского театра написаны Шагалом за два месяца в 1920 г. – и эти простые сведения помогают понять как смысл и сюжеты, так и судьбу семи знаменитых полотен. Время написания определяет мастерство 35-летнего художника, уже имевшего успех и искушенного во всех новшествах русского и европейского искусства, в том числе и театрального, а также свободу и дерзость, с которой он работал, – в стране царил культ художественного эксперимента. А тем, что панно писались быстро – всего их было девять, сохранилось семь, – можно объяснить некоторый авантюризм, или лихость, их веселых сюжетов.

Факт, что работы создавались для еврейского театра, определил и их судьбу – в Третьяковскую галерею панно передали после закрытия театра в 1949 г. в период «борьбы с космополитизмом», но из ГОСЕТа их убрали раньше, во время борьбы с формализмом в 1937 г. В Третьяковке панно пролежали в запасниках до триумфального приезда в Москву Марка Шагала в 1973 г. Увидев их, художник прослезился и по просьбе сотрудников музея подписал.

Ну и естественно, что в работе для еврейского музея Шагал сполна использовал свои любимые сюжеты и героев – все связанное с родным ему миром провинциальной еврейской жизни. А также изобразил себя, свою жену с дочкой и написал на идише имена своих родственников в самых неожиданных местах композиций. Музами – а для театра естественно и необходимо изображать муз – стали у него неизменные действующие лица еврейских свадеб. Зеленомордый клезмер (скрипач, игравший на свадьбах) воплощал музыку, бадхан (шут и свадебный тамада) – театр, толстая сваха – танец, а переписчик Торы – литературу. В панно «Любовь на сцене» угадываются и жених с невестой. А в длинном панно-фризе изображен заставленный праздничными кушаньями стол. Еврейская свадьба становится главной метафорой театра, а сами панно – театральными сюжетами с главными и второстепенными героями, со множеством мизансцен.

Самое большое панно, «Введение в еврейский музей», можно рассматривать и разгадывать часами, столько там изображений реальных людей театра ГОСЕТ, а также петухов, козлов, летающих коров, намеков и метафор. Не все они были понятны даже современникам и соплеменникам Шагала. Как пишет искусствовед Александра Шатских, режиссер театра, европеец Алексей Грановский не понял, почему изображен с опущенными в таз с водой ногами. Оказывается, правоверные евреи погружали ступни в холодную воду, чтобы не заснуть во время чтения священных книг. В некоторое смятение вводит многочисленных толкователей и написанный в углу картины человек в картузе, писающий на свинью. Точно это может объяснить перевод одной из надписей: «Я балуюсь».

Работы Шагала для еврейского театра после реставрации 1991 г. вошли в историю мирового искусства и стали для Третьяковской галереи «золотым запасом». Их возили на гастроли, они зарабатывали деньги, сейчас в галерее не уточняют, на что. Десять лет назад в беседе на радио «Эхо Москвы» куратор выставки Шагала в Третьяковке Екатерина Селезнева сказала, что на вырученные от выставок Шагала средства были отреставрированы панно Михаила Врубеля. Теперь семи панно предстоит еще одно путешествие – в Монреаль, ну а дальше некоторый покой на почетном месте.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать