Стиль жизни
Бесплатный
Глеб Ситковский
Статья опубликована в № 4136 от 11.08.2016 под заголовком: Покемон-город

В Санкт-Петербурге прошел летний фестиваль искусств «Точка доступа»

Местом действия спектаклей и перформансов, включенных в его программу, стали вокзалы, соборы, парки и набережные

Принцип фестиваля «Точка доступа» предельно прост: спектакль может идти где угодно, кроме театра. Вокзалы, церкви, улицы, парки – все эти «точки доступа» к современному искусству были раскиданы по Петербургу в предельно хаотичном порядке. Фестиваль в этом году шел почти два месяца, и если представить зрителя, который захотел бы стать свидетелем всех его событий, то ему пришлось бы накрутить по улицам города немалое количество километров – вряд ли меньше, чем если бы он охотился за покемонами.

В проекте «Другой город» (режиссер Семен Александровский) зрителей и правда не отличишь от ловцов покемонов. Каждый из них идет по набережной Фонтанки, уткнувшись в свой смартфон, а воображает при этом то ли набережную Сены, то ли набережную Неисцелимых. Погруженный в звуковую среду Парижа, Венеции или Амстердама (надо выбрать один из трех городов и слушать потом его шумы при помощи специальных бинауральных наушников) прохожий следует инструкциям на карте. Дошел до определенной точки маршрута – и вот на тебе, лови венецианского (парижского, амстердамского) покемона: используя QR-код, запускай видео или картинку, снятую в чужом городе, и сличай с окружающей реальностью.

Точка под небом

Фестиваль «Точка доступа» впервые прошел в Петербурге в 2015 г., но этим летом он значительно разросся по сравнению с прошлым. Его программа разделена на три секции: театр (спектакли в нетеатральных пространствах), кино (сеансы под открытым небом) и паблик-арт (инсталляции в городской среде).

По похожему принципу устроен и спектакль Константина Учителя по пьесе «Разговоры беженцев», которая была написана Бертольтом Брехтом в Финляндии во время Второй мировой войны. Вместе с двумя брехтовскими персонажами зритель ходит по Финляндскому вокзалу в Петербурге, имея при этом в виду, что попал на Центральный вокзал Хельсинки. Другой город, другой вокзал, другие политические и общественные реалии, а разговоры все те же, что и 75 лет назад. Но только в отличие от проекта «Другой город» здесь сходство совершенно не радует. Войны, беженцы и великие диктаторы, зовущие народ на подвиги, – все это по-прежнему с нами. Когда слышишь фразу «Сначала только кто-то угрожал кому-то, потом кое-кто стал угрожать всем и под конец все стали угрожать всем», то трудно поверить, что написана она была в 1941-м, а не в 2016-м.

Героями своей пьесы Брехт сделал людей предельно негероических, и зрителю потребуется время, чтобы выделить рабочего Калле (Сергей Волков) и физика Циффеля (Максим Фомин) из станционной толпы. Парни как парни, с рюкзачками за спиной. Ошиваются по вокзалу, ожидая поезда в неизвестном нам направлении, и, видимо, от скуки занимают себя разговорами о войне и мире, о свободе и несвободе. Зритель подслушивает их разговоры в наушниках, совершая вместе с ними бессмысленные зигзагообразные движения по вокзалу. Апофеозом бессмыслицы станет эпизод, когда зрителей попросят трижды подняться и спуститься по двум параллельным лестничным пролетам, которые не ведут никуда.

Фейхтвангер называл драматические произведения Брехта «первыми пьесами третьего тысячелетия», и к «Разговорам беженцев» эта характеристика относится больше, чем к другим его пьесам. Как и обещано в названии, действия ни на грош – одни лишь разговоры. Незначительные люди заняты незначительной болтовней. Константин Учитель отказался вносить хоть какое-то разнообразие в действие или, к примеру, делать так, чтобы героев «было видно». Оказались на вокзале, где положено скучать в ожидании поезда, – так и развлекайте себя сами, как это делают смешавшиеся с толпой персонажи. Главное, чтобы во время прогулки вы были заняты теми же мыслями, что и они.

Помимо квестов и интеллектуальных прогулок программа фестиваля вобрала в себя и более традиционный уличный театр, который, впрочем, в России до сих пор смотрится диковинкой. На закрытии «Точки доступа» режиссер Максим Диденко и актеры Архангельского молодежного театра показали спектакль по поэме Максимилиана Волошина «Путями Каина. Трагедия материальной культуры». Происходящее на Свердловской набережной сильно смахивало на языческую мистерию. Причудливо разрисованные тела участников под грохот барабанов проходили испытание то огнем, то водой, а актеры скандировали волошинское «Пересоздай себя!». Собственно, этот призыв, обращенный к современному театру, мог бы взять на вооружение и сам фестиваль «Точка доступа».

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more