Статья опубликована в № 4147 от 26.08.2016 под заголовком: Стэтем на пляже

Джейсон Стэтем в «Механик. Воскрешение» превратился в героя сказок и легенд

Подобно мифологическим и фольклорным персонажам, он должен выполнить три невыполнимых задания

Чтоб я так жил. Океан, закат, бунгало, баунти, жуй кокосы, ешь бананы, чунга-чанга. Суровый наемный убийца Артур Бишоп удалился сюда на покой, но нет ему и здесь покоя. Не для того зовут в кино Джейсона Стэтема, чтобы украсить его мужественной фигурой райский уголок. Хотя почему бы и не украсить. Давайте не драться сразу. Пусть он походит, пусть он поплавает. Поныряет. Наденет костюм для дайвинга. Снимет костюм для дайвинга. Пройдется в профиль (какие бицепсы, какая грудь!). Уйдет в закат (какая спина!). Но зритель уж хочет действия, у зрителя чешутся кулаки. Поэтому, ой, что это там на яхте? Кажется, девушку бьют, пойдем заступаться.

Когда Джейсон Стэтем за кого-нибудь заступается, обычно выходит значительное превышение пределов необходимой обороны. Но разве нам жалко этого пьяного жлоба на яхте, пусть покормит разноцветных тропических рыбок. Нам жалко красивую Джессику Альбу, с большими губами и всю в синяках.

И Стэтему – Бишопу ее тоже жалко. Он ведет ее в бунгало, там они занимаются любовью, потом то ли он, то ли она спрашивает: что дальше? Действительно, мы только начали, неужели уже хеппи-энд.

Не только мифы

Помимо мифов Древней Греции и русских народных сказок боевик «Механик. Воскрешение» типологически схож с боевиком Killer Elite (2011, в российском прокате «Профессионал»), где герою Джейсона Стэтема тоже нужно было совершить три убийства, которые выглядели бы как несчастные случаи.

Повисает неловкая пауза, во время которой, круша кокосы и топча бананы, на берег выгружаются тяжело вооруженные люди, и хотя Стэтем парой скупых ударов вырубает половину из них, остальные успевают украсть красивую Джессику Альбу. Теперь заступиться за нее будет труднее, потому что за похищением стоит бывший коллега Бишопа, который хочет, чтобы лучший в мире наемный убийца вернулся к работе и выполнил три невыполнимых задания. Тогда ему вернут любимую.

Как Геракл из мифов Древней Греции идет совершать двенадцать подвигов, а Иван-царевич из русских сказок отправляется на поиски молодильных яблок и Жар-птицы, так Артур Бишоп летит за тридевять земель, чтобы осуществить идеальное убийство, которое будет выглядеть как несчастный случай.

Его жертвы тоже достойны мифов и легенд. Они живут не на земле, а в небе или морских глубинах, в зачарованных местах под надзором тысячеглазых камер и охраной несметной, необоримой.

Первая цель – африканский людоед, которого держат в неприступной тюрьме посреди моря-окияна. Вокруг тюрьмы кишат акулы, внутри кишат охранники-головорезы, но разве это может помешать людоеду поперхнуться манной кашкой.

Вторая цель – оружейный барон, который живет в высокой башне посреди Сиднея. Все входы-выходы закодированы, охрана внутри и снаружи, а барон только знай себе плавает в бассейне, который висит прямо в небе. Каково же будет его изумление, когда он посмотрит в прозрачное дно и увидит там вместо далеких улиц Сиднея суровое лицо Джейсона Стэтема.

Но самая трудная цель – номер три, тоже оружейный барон. Он живет в советской подводной лодке, а играет его Томми Ли Джонс, почти такой же суровый, как Джейсон Стэтем.

Между тем Джессика Альба очень беспокоится и почти каждый день звонит Стэтему по скайпу, чтобы сказать: милый, все хорошо. И показать, что новых синяков у нее нету. А также тайно передать информацию о своем местоположении, чтобы Стэтем, когда всех, кого надо, убьет, знал, куда возвращаться.

А Стэтем всегда возвращается.

Он придет на закате, когда солнце будет готово нырнуть в океан, бросив последние лучи на скромное, но такое уютное бунгало. Теплые волны оближут его усталые ступни. На спине у него будет шкура Немейского льва, в колчане стрелы, отравленные ядом Лернейской гидры, за поясом Жар-птица, а в руках молодильные яблоки из сада Гесперид.

В прокате с 25 августа