Статья опубликована в № 4155 от 07.09.2016 под заголовком: Оправдание мелодрамы

Показанная на Венецианском фестивале картина «Свет в океане» выходит в прокат

Фильм дает образец высокой мелодрамы, не сводимой к жанровым клише

Первого ребенка они потеряли, когда был страшный шторм. Том решил, что должен подняться на маяк, и просидел там всю ночь, делая записи в журнале. Сквозь грохот дождя и завывания ветра он не слышал, как внизу кричала и билась о запертую дверь беременная Изабель. Том нашел ее наутро, когда буря утихла. Они похоронили плод на холме, поставив над могилой маленький деревянный крест с датой рождения-смерти. Через год рядом появился еще один. На этот раз все случилось дома, Том держал жену на руках, но не мог ничем помочь. А вскоре к их острову прибило лодку. В ней были мертвый мужчина и живой младенец. Я должен сообщить, твердил Том, ветеран Первой мировой, привыкший жить по правилам и уставу. Это дар, шептала со слезами Изабель, и я не хочу, чтобы у нас его отобрали. Никто не узнает. И Том сдался. Он убрал один из крестов на холме. Без креста похоронил мужчину. Девочку назвали Люси. Четыре года спустя они узнали, что ее зовут Грейс.

«Свет в океане» – экранизация одноименного романа-бестселлера (2012) австралийской писательницы М. Л. Стедман. Длинная, красивая и размашистая историческая мелодрама: с бюджетом в $20 млн, эффектными австралийскими пейзажами, великолепным звездным трио Майкла Фассбендера, Алисии Викандер и Рейчел Вайс, оркестровой музыкой вездесущего Александра Депла и костюмами 1920-х гг. (тщательность выделки такая, что хочется потрогать сюртук).

Для режиссера Дерека Сиенфрэнса это еще и очевидное продолжение темы его предыдущего фильма «Место под соснами» (в оригинале The Place Beyond the Pines), где задавался тот же вопрос: что значит быть родителями? Но «Свет в океане» не только об этом. И мелодраматическая избыточность не мешает увидеть в работе Сиенфрэнса тонкость и глубину.

Любовь и роботы

Во время съемок фильма Майкл Фассбендер и Алисия Викандер по-настоящему стали парой, оправдав слова рецензентов о «химии» между их героями. Съемки начались в сентябре 2014 г., а в декабре актеры объявили, что встречаются. Занятно, что в фильмографии обоих есть роли роботов: у Фассбендера – в «Прометее» (2012), у Викандер – в «Из машины» (2015).

В какой-то момент Алисия Викандер, играющая Изабель, словно бы крестится, не отдавая себе в этом отчета – в смазанном жесте едва угадывается заложенный в нем смысл. Интересно, кто придумал это движение – режиссер или актриса? В одном из романов Милан Кундера описывает, как его героиня рождается из жеста, – в «Свете в океане» так рождается Изабель, порывистая, доверяющая эмоциям, не умеющая думать о последствиях. Полная противоположность мужу.

Том Шербурн четко знает, к чему ведет любой его поступок, и это знание делает его героем не мелодрамы, а трагедии: персонаж, точно и сухо сыгранный Майклом Фассбендером, распят между чувством и долгом (понимаемым как моральный императив). Хрестоматийный классицистский конфликт.

Если мать ребенка известна, она должна знать, что ребенок жив. Раскрытие тайны ведет сюжет к душераздирающим сценам, когда четырехлетняя Люси-Грейс, отданная биологической матери Ханне (Рейчел Вайс), плачет и просится к «настоящей маме». Но дело уже не в предсказуемости мелодраматической истории.

Если свести сюжет «Света в океане» к ключевым словам, то их будет три. Дар. Жертва. Прощение. Каждое связано с одним из главных героев, хотя имеет отношение и к остальным. И каждое, разумеется, оказывается синонимичным слову «любовь». Точнее, становится к нему комментарием, переводя из жанрового словаря в религиозный и возвращая осмысленность, которую так часто выхолащивает мелодрама. Поэтому «Свет в океане» хочется назвать оправданием жанра, примером того, что мелодрама может быть высокой.

В прокате с 8 сентября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать