Статья опубликована в № 4174 от 04.10.2016 под заголовком: Сгущение реальности

Фестиваль «Послание к человеку» показал сверхреальность

В Санкт-Петербурге завершился один из лучших российских кинофорумов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Во всех хороших, правильно выстроенных кинофестивалях можно проследить сквозной сюжет, увидеть, как фестиваль представляет себе сегодняшнее «здесь и сейчас». «Послание к человеку», один из лучших российских кинофестивалей, прошел в Санкт-Петербурге в 26-й раз, и в этом году его сквозным сюжетом стала сверхреальность.

Победители фестиваля более или менее успешно исследовали ее границы. Гран-при достался фильму Огнена Главовича «Глубина два», инсталляции о взаимоотношениях между воображаемым и невообразимым. Режиссер говорит, что по форме это экспериментальная документалистика, по структуре – триллер и мистика. Речь идет об одной из секретных операций по тайному захоронению косовских албанцев. Грузовик с их телами сбросили в реку недалеко от Белграда. Суд по этому делу был открытым, длился десять лет, но, по словам режиссера, об этом случае до сих пор никто не говорит. На экране – почти безлюдные пейзажи, реки, строительные площадки, городские улицы: места, где совершилось это преступление. Аудиоряд – свидетельства участников событий. Кто-то присутствовал, когда доставали тела, кто-то работал в полиции. Лиц мы не увидим, чтобы, по словам Главовича, «пробудить воображение у зрителя». На месте массовых захоронений так и нет никакого мемориала, так что фильм – своеобразная медитация, возможность дать голос камням, попытка памятника.

В национальном конкурсе оказалось сразу два победителя. «Мой друг Борис Немцов» Зоси Родкевич и «Огонь» Нади Захаровой – принципиально разные фильмы, из разных вселенных. Зося Родкевич – из школы Марины Разбежкиной, а там даже слово «метафора» запрещено. Надя Захарова – ученица режиссера Артура Аристакисяна, художника и философа, создателя лаборатории «Школа притч». Бесконечно обаятельный и иногда слишком честный «Мой друг Борис Немцов» – портрет политика, похожего на веселого ковбоя, и одновременно портрет режиссера, анархистки двадцати с небольшим лет, которая взрослеет, не выпуская из рук камеру. «Огонь» – транс, выстроенный по собственным законам. Отдельное спасибо жюри за то, что не отдало предпочтения кому-то одному.

Приз ФИПРЕССИ присужден «В лучах солнца» Виталия Манского. Манский должен был снимать в КНДР документальный фильм по северокорейскому сценарию о счастливом детстве восьмилетней Зин Ми, которая вступает в Союз детей и радостно смотрит в светлое будущее. Дома она ест кимчи с родителями, в школе учит наизусть истории из детства любимого вождя. Изначально задуманный фильм не был закончен, так как КНДР отменила финальную поездку Манского в Пхеньян, и тогда режиссер смонтировал фильм из того, что удалось снять. Весь отснятый материал проходил цензуру, но на самом деле съемочная группа сохраняла и многочисленные дубли, и инструктаж корейского режиссера перед каждой сценой. Тайно снимали из окна гостиницы, через занавеску, и эти кадры – самое сильное, что есть в фильме. Там, например, люди толкают троллейбус к проводам, потом садятся в него и едут дальше.

После выхода авторской версии, практически антиутопии, МИД КНДР направил в МИД России ноту протеста. Манский на встрече со зрителями сказал, что был бы счастлив доделать фильм, каким его задумали корейские товарищи, но не сложилось. К фильму много вопросов – думал ли режиссер, как его решение доделать фильм повлияет на героев? Надо ли было показывать плачущую главную героиню, если мы не можем понять, о чем она плачет, и вдумываем какие-то свои смыслы? Но главное в фильме – та самая сверхреальность, взаимоотношение мифов, того, что видно изнутри, того, что хотят показать, того, что не хотят показывать. В эпизодах, одобренных цензурой, поражает не фальшь актеров – нормально они все играют, примерно как в российских телесериалах, – а фальшь материального мира. Бескрайних пространств, улиц и площадей, из которых, кажется, выскоблено все живое. За секунду, по команде не всегда видимого режиссера, площадь заполняется людьми. Но живой не становится. Герой этого фильма – сконструированная реальность, а кино здесь играет роль ложной памяти общества.

Приз за лучший короткометражный фильм получила лента «Я не отсюда» Майте Альберди и Гедре Жискайте. Бодрая суровая старуха, которой за 90, живет в доме престарелых в Чили. Она приехала в эту страну много десятилетий назад из Страны Басков, и память, угасая, выстраивает вокруг нее город ее юности. Утром героиня смотрит на мир с королевской безмятежностью, к вечеру реальность загоняет ее в угол, но завтра снова утро: «А вы здесь ненадолго?» Ненадолго.

Вот это они и изучают, все эти фильмы: сгущение реальности, сгущение памяти – и, как обратную сторону того же явления, вмятину, которая остается в реальности, когда уходит память, когда уходят люди и цивилизации.

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more