Статья опубликована в № 4195 от 02.11.2016 под заголовком: Частный случай мягкой силы

Фестиваль российского кино в Ливане показал пример мягкой силы

Она действует эффективнее, когда это не государственная, а частная инициатива

Фестиваль возник из фильма. Продюсер Мария Иванова оказалась в Ливане, когда снимала документальную картину о сирийских беженцах. И, по ее признанию, моментально влюбилась в страну. Дальше дело было за тем, чтобы придумать российско-ливанский культурный проект, которым и стал фестиваль «5 лет за 5 дней», познакомивший бейрутскую публику с новым российским кино в диапазоне от коммерческих хитов до анимации и документалистики.

Новый проект логично вписался в насыщенную бейрутскую афишу: перед российским фестивалем в тех же залах прошла, например, неделя французского культурного телеканала Arte. Фестиваль получил поддержку на государственном уровне, стал одним из мероприятий российского года кино и в перспективе должен оказаться стартом большого ближневосточного проекта: программы российских фильмов планируется показать и в других странах региона.

Все это выглядит как удачная демонстрация мягкой силы, что для России редкость. Большая часть нашей мягкой силы родом из XIX и начала ХХ в.: репутацию страны сегодня по-прежнему лучше всего поддерживают Достоевский, Толстой, Чехов и русский авангард. Из современной российской культурной продукции, имеющей влияние за границей, можно вспомнить разве что мультсериал «Маша и Медведь», очень популярный в Китае. Но назвать хоть одну эффективно реализованную в новом веке государственную программу продвижения российской культуры за рубежом затруднительно.

Кроме кино

С ливанской стороны фестиваль патронировали министерства культуры и туризма – для последнего было важно показать, что страна, в которой есть такие величественные памятники древности, как Баальбек или Библос, сохраняет стабильность, несмотря на ситуацию в регионе.

А вот частные инициативы можно. В середине нулевых в Ницце несколько лет проходил изящный и независимый фестиваль, организованный с российской стороны цирковым продюсером Олегом Чесноковым, а с французской – нашей бывшей соотечественницей Меланией Мильбер. В отличие от гремевшего по соседству в Каннах размашистого государственного фестиваля с блинами, икрой, ансамблями песни и пляски и Никитой Михалковым программа в Ницце представляла современный театральный и музыкальный авангард: там выступали тувинская певица Саинхо Намчылак и ансамбль Сергея Летова «ТриО», Русский инженерный театр «АХЕ», Формальный театр Андрея Могучего и театр «Около» Юрия Погребничко. Никакой икры с балалайками.

Неизвестно, как выглядела бы афиша ливанского фестиваля, если бы продюсер Мария Иванова обратилась за поддержкой в Министерство культуры. Но она пошла в Министерство иностранных дел, где помогли, однако не стали навязывать своих представлений о том, как правильно показывать Россию и ее кино.

И Мария Иванова показала то, что хотела: в коммерческой секции – «Ледокол», «Экипаж» и «Про любовь», в анимационной – картины Гарри Бардина и главный российский мультфильм прошлого года «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита. А в документальной – российские телефильмы, снятые на Ближнем Востоке: «Сектор противоречий» Вячеслава Гузя и Александра Панова о палестинских подростках, занимающихся паркуром на развалинах в секторе Газа, и «Ее война: женщины против ИГИЛ» Анастасии Трофимовой о курдском тренировочном лагере, где сбежавшие из дома девушки учатся военному делу и, если верить фильму, основам феминизма. Здесь же прошла премьера картины Марии Ивановой и Николая Викторова «Бежать от войны», которой фестиваль обязан своим появлением.

Особенность российских телефильмов, снятых на Ближнем Востоке, похоже, в том, что задачи у них гуманистические, а приемы – те же, что у пропагандистской продукции. В «Бежать от войны» нет никакой идеологии, а только сострадание к сирийцам, ищущим убежище в Берлине, Москве, Бейруте. Но, например, параллельный монтаж свадьбы и бомбежки – из разряда самых грубых манипуляций зрительскими эмоциями, которые позволяет и поощряет телевизионный формат.

Фильмом открытия сначала хотели сделать «Дуэлянта» Алексея Мизгирева, но в итоге показали «Ледокол» Николая Хомерики, и это, наверное, более точный выбор. Картина Хомерики полна ностальгических деталей советской эпохи, а советское кино – то, что ливанцы, как оказалось, неплохо знают и помнят: когда-то его крутили в местных кинотеатрах регулярно. Так что 1-й фестиваль российского кино в Ливане – скорее не начало, а возвращение. И очень хорошо, что на нем не показали батальных полотен вроде «Сталинграда» или «Битвы за Севастополь». В Бейруте хватает своих воспоминаний о войне: достаточно выглянуть из гостиничного окна и увидеть расстрелянный «Холидей инн», безглазой громадиной торчащий среди нарядных отремонтированных отелей.

Бейрут

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать