Статья опубликована в № 4233 от 27.12.2016 под заголовком: Леонид псалмопевец

Леонид Федоров выпустил диск с Псалмами Давида

Их авангардный перевод с древнееврейского сделал Анри Волохонский

Предновогодние концерты Леонида Федорова в ЦДХ, на которых он представляет новый альбом, записанный вне родного «АукцЫона», стали для его поклонников такой же привычной – в лучшем смысле – рутиной последних лет десяти, как покупка елки или авиабилетов на январские каникулы. Нынешний концерт не cтал исключением во всех отношениях, кроме одного: в качестве лирической, т. е. текстовой, основы для своего нового авангардного опуса музыкант использовал не стихи близких ему по духу русских обэриутов, своего старшего товарища, ленинградского поэта-нонконформиста 60–70-х Анри Волохонского или же партнера по «АукцЫону» Дмитрия Озерского, а, ни много ни мало, шесть текстов из библейской Псалтыри – псалмы (в порядке звучания) № 62, 3, 132, 90, 99, 22.

При этом необходимо заметить две вещи. Во-первых, в позапрошлогоднем альбоме Федорова и Владимира Волкова «Мотыльки» звучали, причем весьма необычно, фрагменты из «Слова о полку Игореве». А во-вторых, Федоров использовал не синодальный перевод Псалтыри, используемый в литургической практике, а точный, практически подстрочный перевод того же самого Анри Волохонского, выполненный не с Септуагинты, как синодальный, а непосредственно с древнееврейского. Отчего древнейшая гимническая поэзия (Волохонский, который и предложил Федорову попробовать спеть эти тексты, уверяет, что 132-й псалом: «Сколь хорошо и приятно быть воедино братьям...» – это вообще древнейший из дошедших до нас гимнов, ему три с половиной тысячи лет) зазвучала строго и лаконично, как настоящая «телеграмма Богу».

При этом музыкальный состав 35-минутного альбома лаконизмом не отличается. Треки звучат очень по-разному: то как энергичный и суматошный ранний «АукцЫон», то как цепляющий в своей «неслыханной простоте» поздний Федоров; то почти как фолк-рок с гитарой и флейтой, эдакий «Аквариум» 82-го года, то как народная рождественская колядка или даже как бодрая маршевая советская песня: «Жезл и посох Твой – опора мне! Жезл и посох Твой – опора мне! И в доме Яхве я буду жить всегда!» Что поначалу обескураживает, но, если разобраться, вполне оправдано: ведь с этим гимном на устах некогда действительно маршировали и шли в бой. И, как обычно у Федорова, все звуковое полотно расшито непонятного происхождения шумами, шорохами, обрывками разговоров. Плюс к этому – «заплатки» из Малера, Бриттена, Вагнера.

Конечно, предпринятое Федоровым новое «расширение пространства борьбы», выход на новую территорию экспериментов вызывает много вопросов. Ведь священные тексты, даже в модернистском переложении, на то и священные, чтобы не тревожить их всуе, просто так. Впрочем, Федоров и не «просто так». Под всеми музыкальными кунштюками явственно чувствуется главное: неподдельное религиозное чувство. Которое современный псалмопевец, рок-музыкант Федоров, зрелый и много уже чего повидавший человек, стремится выразить доступными ему средствами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать