Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 4243 от 18.01.2017 под заголовком: Ночь открытых дверей

Фильм ужасов «Не стучи дважды» может удивить неожиданным финалом

Если зритель сумеет до него дотерпеть

Зачем они опять стучат куда и кому не надо. Зачем дразнят лихо, когда оно тихо. Зачем покупают такой большой дом и шугаются в нем каждого коридора. Зачем не включают свет. Зачем выходят ночью из дома, оставляя открытой дверь. Зачем ищут в интернете сказку про Бабу-ягу, из которой все станет ясно (ну ладно, не всё). Зачем пишут кровью на стенах. Зачем из кухонной мойки опять тянется черная рука (и кто сегодня мыл посуду?). А главное, зачем я опять это смотрю.

Из мистических хорроров сносным бывает в лучшем случае один на сотню. Остальное – никому не нужный мусор, отбивающий свой скромный бюджет в первый уикенд и исчезающий в жанровой помойке (откуда его можно достать года через два и сделать продолжение). Но иногда этот ужас надо снабжать предупреждением: «Обязательно смотреть до финала!»

Перетерпите, как авторы нудят полтора часа, и в последние пять минут вас порадует смешной неожиданный трюк! Вы думали, во всем виновата обиженная мертвая старушка? Вы ошибались! И полицейский тоже ни при чем. А кто тут корень зла, вы ни за что не догадаетесь, потому что никакой логики в этом нет.

Оно не для всех

Фильм ужасов Карадога В. Джеймса «Не стучи дважды» пока что видели только зрители Великобритании (где картину показали осенью на Raindance Film Festival), Швеции (Lund Fantastisk Film Festival), России и Тайваня. На днях «Не стучи дважды» выйдет в Грузии. О прокате в других странах (в том числе в США) в крупнейшей интернет-кинобазе imdb сведений нет. Зато у нас фильм вышел относительно широко – на 375 экранах.

Именно так устроен британский хоррор «Не стучи дважды», посвященный трудностям отношений матери (Кэти Сакхофф) и дочери-подростка (Люси Бойнтон). Мало того что мать – бывшая наркоманка, которая когда-то отдала маленькую Хлои в приют, а теперь пытается загладить вину. Обе – люди творческие: мать – скульпторша, дочь тоже проявляет художественные наклонности. Беда в том, что Хлои с приятелем из приюта постучала (дважды) в дверь дома мертвой старушки, после чего приятель исчез прямо во время видеочата, а Хлои убежала к матери и теперь ведьма преследует обеих. То в двери постучит, то в коридоре заплачет, то грязные пальцы из мойки протянет.

А муж – в командировке.

Дальше – больше. Когда от стука становится совсем невмоготу, героини выносят из дома все межкомнатные двери и сжигают. Но мистическая сила не унимается и устраивает погром в мастерской. Скульпторша в ярости кричит на дочь, а тут как раз кстати тетушка из опеки: ах-ах, вы не мать, а ехидна! И вот их опять разлучают. Но теперь уже мать готова бороться разом с опекой и чертом лысым. Начинается беготня в потемках, кто-то куда-то проваливается, дочь пропадает, мать ее ищет. Но находит флешку! А на флешке – улики, что старушка не виновата. И вот у нас новый подозреваемый, который очень любил детей. И мы вместе со скульпторшей думаем, что вышли наконец на верный след, и тоже куда-то бежим и проваливаемся, а там жуть и мрак, ничего не видно, и только чавкает кто-то, доедая ребенка, украденного много лет назад.

Тут приезжает полицейский, его утаскивают в ад, и зритель уже потирает руки: так ему, педофилу! Но он не педофил! Придя в себя и отмывшись от крови, мать понимает, что ничего не понимала!

На этом рецензент ставит точку и убегает, адски хохоча и выкрикивая: «А дальше ничего не расскажу!»