Стиль жизни
Бесплатный
Юлия Ломаченкова
Статья опубликована в № 4262 от 14.02.2017 под заголовком: Голос тела

На фестивале особых театров «Протеатр» показали инклюзивный перформанс «Тело»

Большинство артистов компании «Уазо-Муш» – люди с ограниченными возможностями

На Третий международный фестиваль особых театров «Протеатр» компания «Уазо-Муш» прямиком из Парижа привезла инклюзивный перформанс «Тело». Французский спектакль C.O.R.P.U.S. показали на сцене Центра имени Мейерхольда.

В «Уазо-Муш» большинство актеров – люди с ограниченными возможностями. При этом они действительно талантливы и хорошо обучены мастерству. Режиссер спектакля Сара Нуво дала возможность некоторым из них почувствовать себя настоящими танцовщиками.

Частично перформанс выглядел как исторический экскурс по хореографии начала XX в.: Сара Нуво – автор множества книг и статей об искусстве танца. Поначалу имитация стиля Вацлава Нижинского с музыкой Клода Дебюсси к «Фавну» заставила зал замереть в ожидании балетных элементов, без которых эта музыка уже не живет. Но их не было, только гиперболизированно-угловатая пародия. Порой смех доносился с разных точек зала, а это уже было ожидаемо. После спектакля перформеры чуть ли не в один голос отвечали: «Мы хотели вызвать эмоции, и лучше пусть это будет смех».

Комментарии на французском языке с русскими субтитрами – такая же неотъемлемая часть спектакля, как и драматическая игра. Монологи участников импровизационно возникали и неожиданно прерывались. В одном из таких рассуждений вспомнили про естественность в движениях американской танцовщицы Айседоры Дункан. Казалось бы, это совершенно не новый факт, но в исполнении актеров инклюзивного театра выглядел он особенно. Танец с тканью, придуманный Лои Фуллер, показали почти профессионально. Им Сара Нуво ограничила хореографическую составляющую перформанса.

Особое внимание в постановке уделили книге Чарльза Дарвина «Эмоции человека и животных». В комментариях подчеркнули: «Он первый, кто заявил, что тело может говорить и выражать эмоции».

Голос тела в таком виде для многих звучал впервые. Чем дольше это продолжалось, тем более явно стирались границы между балетом и современной хореографией, драматическим и музыкальным театром, французской труппой и русской публикой и, наконец, между людьми с ограниченными возможностями и другими людьми. А это уже абсолютный успех.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать