Статья опубликована в № 4286 от 23.03.2017 под заголовком: Чужой притворился живым

В фантастическом триллере «Живое» хорошо знакомый сюжет

Неземная форма жизни кажется новой лишь до тех пор, пока не начинает есть

В разделе занимательных фактов о фильме «Живое» написано, что он вдохновлен фильмом «Чужой». А то бы мы без imdb не догадались. Космическая станция, неземная форма жизни на борту. Сначала команда ее изучает, а потом неземная форма начинает команду жрать. И вопрос уже не в том, чтобы выжить самим, а чтобы не пустить тварь на Землю.

Лучше звоните Рипли, она с такими уже разбиралась.

Но лейтенанта Рипли в «Живом» нет. В смысле нет главного героя, цельнометаллического характера, способного выстоять против монстра и выжить (или героически погибнуть, как Рипли в «Чужом-3»).

Зато есть наша Ольга Дыховичная в роли командира интернационального экипажа, и это приятно вдвойне. Во-первых, критики уже рекомендуют голливудским режиссерам поскорее взять ее куда-нибудь еще. А во-вторых, я, кажется, знаю, на что она потратит полученный в Голливуде гонорар: на московский фестиваль 2morrow, где показывают совершенно другое кино.

Вместе с командиром Екатериной Головкиной на МКС работают инженеры Рой Адамс (Райан Рейнольдс) и Шо Кендо (Хироюки Санада), биолог Хью Дерри (Эрион Бакаре), специалист по безопасности Миранда Норс (Ребекка Фергюсон) и пилот Дэвид Джордан (Джейк Джилленхол), который на станции дольше всех, но по Земле не скучает и шутит, что не хочет «возвращаться к восьми миллиардам ублюдков», – он-то и выглядит как главный кандидат на роль условной Рипли. Но побеждает все-таки коллективизм. Хотя про кого-то нам рассказывают чуть подробнее: Шо только что стал отцом, а у Хью парализованы ноги, поэтому невесомость на станции для него счастье – он тут такой же, как все (в этом пункте «Живое» наследует уже «Аватару»).

Навстречу Ксеноморфу

Ребекка Фергюсон, сыгравшая специалиста по безопасности в «Живом», планировалась на главную роль в грядущем «Чужом» Ридли Скотта, но в итоге ее сыграла Кэтрин Уотерстон. «Чужой: Завет» станет первым фильмом новой трилогии, действие которой разворачивается до событий, показанных в классическом «Чужом» (1979).

Чужой поначалу смотрится совершенно безобидно – это единичная инертная клетка с Марса, которая начинает делиться после того, как доктор Хью кормит ее глицерином. Команда в экстазе: наш малыш растет! И какой он славный, какой бутуз! Каждая клетка обладает свойствами практически целого организма, возможности адаптации безграничны. Ути-пути. Давайте дадим ему имя.

Земля ликует. Устраивается международный конкурс на право назвать марсианского друга. Взволнованный школьник-победитель объявляет, что марсианина будут звать Келвин.

И вот малыш уже хватает доктора за палец. И не хочет отпускать. Решение уничтожить тварь принимается быстро, но Келвин, доросший до размеров крупной жабы, уже резво скачет по МКС, вырубает связь с Землей и начинает охоту на астронавтов, которая и занимает всю вторую половину фильма.

С одной стороны, астронавты ведут себя глупо: например, основная стратегия заключается в том, чтобы, изолировав Келвина в одном из отсеков, выкачать оттуда весь воздух. Хотя тварь уже доказала, что прекрасно чувствует себя в открытом космосе. С другой стороны, кому важна логика, когда уже пошел обратный отсчет персонажей и остается только угадывать, кого съедят следующим.

Келвин похож на медузу. Монстра круче, чем гигеровский Чужой, никто нарисовать по-прежнему не может.

На вопрос, как это снято, проще всего ответить: нормально. Динамично, дорого-эффектно, а что еще надо, чтобы досидеть до финала. Который, возможно, заставит вас открыть рот и не поверить своим глазам. Но, строго говоря, даже это не делает «Живое» оригинальным фильмом. Из него все равно выглядывает «Чужой». С которым мы встретимся совсем скоро – новый фильм Ридли Скотта о главном космическом монстре выйдет уже в мае. А пока посмотрите на его меньшого брата. Келвин, беби-Чужой, по-своему тоже занятен.

В прокате с 23 марта