Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда| Елена Смородинова|Елена Губайдуллина
Статья опубликована в № 4307 от 21.04.2017 под заголовком: Фестиваль компромиссов

«Золотая маска – 2017» стала фестивалем компромиссов

Сезон 2015/16 г. выдался урожайным, и жюри не смогло наградить все удачные спектакли

И в музыкальном, и в драматическом театре количество претендентов на награды побило все рекорды. В опере за звание лучшего боролись 12 спектаклей, в современном танце – девять, в драматическом театре – 28. Жюри взвалило на себя миссию миротворческих сил и попыталось отметить максимальное количество работ.

Балет и танец

В силу недальновидности экспертов еще до старта фестиваля лишился лидера современный танец: шедевр Соль Леон – Пола Лайтфута «Совсем недолго вместе» они отправили в классический балет. Не рискнуло жюри поставить и на дебютанта Андрея Кайдановского с его обаятельным спектаклем «Чай или кофе?» (Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко). Победа досталась третий раз штурмовавшей «Маску» Карин Понтьес. Ее драйв и агрессивная танцевальность в спектакле «Балета Москва» «Все пути ведут на север» не таят никакой опасной многозначности.

В балете сам с собой соревновался Вячеслав Самодуров. Ожидаемо жюри предпочло скрупулезно выточенную психологическую драму «Ромео и Джульетта» (Екатеринбургский оперный театр) со спаянным ансамблем исполнителей, во главе которого оказалась выдающаяся актерская работа Игоря Булыцына – Меркуцио (он лучший танцовщик сезона). Мистическая «Ундина» Большого театра, в которой хореограф отказался от проторенного пути и проник на неосвоенные территории, где белый балет соединяется с сюжетным, оказалась слишком радикальной. В ней оценили только труд дирижера Павла Клиничева, освоившего партитуру мало известного в России Ханца Вернера Хенце.

Прима Мариинского театра Виктория Терешкина, без инструментального танца которой сложно представить современный русский балет, наконец дождалась своей персональной награды за «Скрипичный концерт № 2».

Опера

Всеобщая эйфория от «Травиаты» Пермского театра не передалась жюри. Российский оперный постановочный дебют Роберта Уилсона отмечен наградами за личные достижения дирижера (Теодор Курентзис довел свою коллекцию до пяти «Масок»), исполнительницы лучшей женской роли (Надежда Павлова за время, прошедшее после премьеры, успела стать звездой) и художника по свету (только в этой номинации награжден сам Роберт Уилсон).

Удаленный доступ

Несколько конкурсных спектаклей в силу разных причин не были показаны в Москве: жюри отправлялось смотреть их в другие города. В числе этих работ – пермская «Травиата» и «Концерт для скрипки с оркестром» Мариинского театра на музыку Прокофьева. Хореограф этого спектакля Антон Пимонов стал лауреатом премии.

Но звание лучшего спектакля досталось отточенной «Роделинде» Большого театра – копродукции с Английской национальной оперой. Эта работа обозначила поворот театра к музыке Генделя, уже давно отвоевавшей лучшие мировые сцены. Лучшим режиссером признан ее постановщик Ричард Джонс.

Специальным призом жюри отмечена и вторая генделевская премьера – «Геракл». Спектакль поставил Башкирский театр оперы и балета, раньше в интересе к раритетам не замеченный. Но, как оказалось, благодаря работе дирижера Антона Макарова там нашлась и словно предназначенная для музыки XVIII в. исполнительница – Диляра Идрисова.

За лучшую мужскую роль в опере награжден Липарит Аветисян, спевший кавалера де Грие в опере «Манон» в спектакле Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Мюзикл

Лучшим мюзиклом назван «Биндюжник и король» Красноярского ТЮЗа (театры продолжают бороться за расширение полномочий, выданных им при создании), лучшим режиссером – его постановщик Роман Феодори. Лучшим композитором в музыкальном театре признан Эдуард Артемьев, награжденный за «Преступление и наказание» Московского театра мюзикла.

Частные номинации поделили «Белый. Петербург» петербургского Театра музкомедии и «История лошади» Самарской драмы.

Драма

Присутствие на масочной карте драматического театра Глазова, Шарыпова или Новокуйбышевска красноречиво свидетельствует о том, что, несмотря на финансовый кризис, театральный расцвет продолжается – правда, часто вовсе не там, где его ждешь.

Несмотря на внушительную длину, список неполон. Узнав состав экспертного совета фестиваля этого года, усиленного Минкультом ультраконсерваторами вроде Капитолины Кокшеневой, свои работы сняли с масочной гонки Кирилл Серебренников и Константин Богомолов. Серебренников в сезоне 2015/16 г. выпустил «Кому на Руси жить хорошо», «Машину Мюллер» и «Кафку» в «Гоголь-центре». Богомолов – «Мушкетеров. Сагу» в МХТ им. А. П. Чехова и «Князя» в «Ленкоме». Таким образом картина в номинации «Спектакль большой формы» оказалась и так не вполне полной, но победа в ней спектакля «Русский роман» литовского тандема – режиссера Миндаугаса Карбаускиса и драматурга Марюса Ивашкявичюса – и в этом случае кажется как минимум неожиданной. Спектакль Театра им. Маяковского – пример хорошо сделанного театра. Здесь, как всегда, прекрасна сценография Сергея Бархина, забавны диалоги, сочиненные Ивашкявичюсом для членов семьи Льва Толстого и соединенные с «Анной Карениной», актерская игра – пример русского психологического театра: особенно хороши Евгения Симонова в роли Софьи Толстой, получившая в итоге «Золотую маску» за лучшую женскую роль, и Вера Панфилова в роли реактивной Кити.

Но всего этого явно недостаточно, чтобы противостоять, например, стильной и мрачной «Грозе» Андрея Могучего. Оперные арии Бориса и фольклорные партии Катерины, сочиненные композитором Александром Маноцковым, задник а-ля палехская шкатулка от Веры Мартынов – продолжать можно долго. Впрочем, Могучему достался приз за лучшую режиссуру.

Равным образом награжденный «Золотой маской» «Русский роман» проигрывает противоречивому концептуальному «Гамлету» Льва Додина, в котором мэтр демонстрирует такой драйв в работе с текстом, что молодые авангардисты могут позавидовать. А «Маска», врученная за лучшую мужскую роль Даниле Козловскому (впервые, кстати, им полученная), выглядит наградой спектаклю.

«Золотая маска» для драматургов, нововведение этого года, уехала в Литву вместе с Ивашкявичюсом. И печально, что жюри не воспользовалось этой номинацией, чтобы отметить бьющей наотмашь спектакль Виктора Рыжакова по пьесе Натальи Ворожбит «Саша, вынеси мусор», идущий на сцене Центра им. Мейерхольда. Пьеса и спектакль рефлексируют на темы последних событий на Украине, и в этой рефлексии нет ни правых, ни виноватых: одна только боль истории, в которой покойники воскресают, чтобы отправиться на войну, а их жены и дочери выступают против такого воскрешения.

«Лучшим спектаклем малой формы» стал «Магадан. Кабаре» Юрия Погребничко. Спектакль театрального мага из московского подвала в Вознесенском переулке наконец-то получил «Золотую маску», и это невероятное чудо. Спектакль про край, где снега по колено, – беззащитно несовременный шедевр, какие умеет делать только этот режиссер. Другое дело, что эта победа удивила многих, потому что в номинации были представлены «Три сестры» Тимофея Кулябина, поставленные в новосибирском «Красном факеле» и получившие в итоге спецприз за актерский ансамбль (в абсолютно режиссерском спектакле).

Эксперимент

Эта номинация вновь продемонстрировала свою уязвимость: приз достался «Снегурочке» новосибирского театра «Старый дом», где музыку Александра Маноцкова актеры извлекают из деревяшек, бус и трещоток. Правда, если учитывать наличие в этой номинации формального «Поля» от Дмитрия Волкострелова и театра post, социального «Языка птиц» от Бориса Павловича (БДТ им. Г. А. Товстоногова и Центр «Антон тут рядом») и иммерсивных «Разговоров беженцев», играющихся на вокзале (Владимир Кузнецов, Константин Учитель, продукция летнего фестиваля искусств «Тоска доступа»), покажется, что экспериментальная опера «Снегурочка» была гениальным выходом из ситуации, который совместно нашли музыкальное и драматическое жюри.

Куклы

Среди семи кукольных постановок, участвовавших в конкурсе, отмечены явные лидеры. Лучшим спектаклем стало «Колино сочинение» продюсерского центра «КонтАрт» из Санкт-Петербурга (режиссер Яна Тумина). В основе – книга Сергея Голышева «Мой сын – даун» и стихи его одаренного ребенка. Деликатная тема раскрыта тонко, вдумчиво и очень красиво. Анна Сомкина и Александр Басланов, играющие любящих родителей, стали лауреатами премии за актерские работы.

«Маску» за режиссуру получила Наталья Пахомова из Московского театра кукол. Ее «Сказка с закрытыми глазами «Ежик в тумане» необычна. Зрители, находящиеся среди актеров и декораций, ощущают атмосферу леса, чувствуют его запахи, звуки, прикосновения.

А Виктор Антонов, лучший кукольный художник нынешней «Маски», мастерски обошелся с пространством в постановке Петрозаводского театра кукол «Железо». На сцене – престарелый советский «Запорожец». Внутри него живут куклы и люди. Оживает и сама машина – то разваливается, то налаживается. Совсем как неказистая жизнь ее владельцев из недавнего прошлого.

Церемония

Чуть ли не самой удачной за несколько лет (а в последние годы смотреть на вручение «Золотой маски» очень интересно) оказалась церемония награждения, сочиненная Ниной Чусовой и Ксенией Перетрухиной.

Еще до входа в зал зрители могли слышать тексты, произнесенные псевдодетскими голосами с круглых плазменных экранов в виде смайлов – удивленных, восторженных, злых. «Мелкотемье, вся эта ваша современность – мелкотемье», – вещали черно-белые смайлы голосами студентов Мастерской Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ. Сама церемония тоже оказалась черно-белой и минималистичной. В ней участвовали Московский ансамбль современной музыки, театр пластического балета «Новый балет», мимический ансамбль Большого театра и хореограф, солист получившего «Золотую маску» «Балета Москва» Константин Челкаев.

Ведущие Сергей Епишев и Анна Чиповская, несколько раз менявшие черно-белые наряды на бело-черные, музыка Стива Райха, падающие на сцену белые шарики, которые Перетрухина и художник по костюмам Яков Каждан сами собрали и потом раздали зрителям, – вся церемония оказалась сочетанием человечности, красоты и иронии в точных пропорциях.