Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 4325 от 22.05.2017 под заголовком: Партия на четверых

В Музее Анатолия Зверева открыли выставку «Игра»

Работы классиков нонконформизма и современного видеохудожника остались в тени спецэффектов

Музей Анатолия Зверева небольшой, но амбициозный. За два года существования в нем не было ни одной выставки, где картины и графика не представлялись бы с мощным сопровождением из эффектной подсветки и видеофильмов. На этот раз на выставке «Игра» свита затмила королей: картины Дмитрия Краснопевцева и Валерия Немухина и гуаши Анатолия Зверева освещались только в паузах между показом видео о художниках.

В такой агрессивной среде не проиграл только четвертый участник выставки – Платон Инфанте. Его работы сами строились на визуальных компьютерных эффектах, остроумных, ярких и точных, на раз побеждающих элегические фильмы с чтением отрывков из писаний художника под сопровождение всуе потревоженного Моцарта.

Картины и графика из фонда музея, однако, в поддержке не нуждались. Девять метафизических натюрмортов Краснопевцева и полтора десятка картин Немухина на коронную его тему игральных карт – вещи очень хорошие и интересные. А совсем не характерные для Анатолия Зверева супрематические композиции – от прилежно подражательных ученикам отца-основателя до откровенно ернических, – можно сказать, высветили еще одну грань таланта этого виртуоза. Хотя глагол «высветили» в разговоре об этой выставке вряд ли стоит произносить. Свет на холсты и листы здесь направлен так активно, что они кажутся лайтбоксами, подсвеченными стеклянными коробками с копиями этих самых листов и холстов.

За внешними эффектами теряется и основная тема выставки, давшая ей название, – игра с формами, предметами, в стили. И лирическая: куратор выставки Полина Лобачевская, приятельствовавшая с Краснопевцевым и Немухиным, не раз бывшая моделью для Зверева, хотела вывести этих классиков советского неофициального искусства из зоны почтительности и серьезности. Напомнить, что «они были веселыми людьми, игроками».

В сопроводительных текстах она вспоминает Немухина «брутальным, хитроглазым», Краснопевцева – «красавцем с аристократической внешностью и небесно-голубыми глазами», ну а Зверев, оказывается, любил играть и в шашки, и в Чапаева. Платона Инфанте, похоже, Лобачевская присоединила к ним, потому что он не только художник-игрок, но еще и красавец.

До 15 октября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать