Статья опубликована в № 4340 от 13.06.2017 под заголовком: Рай и ад под крылом Платонова

Платоновский фестиваль в Воронеже раскрыл разнообразие современной культуры

На родине писателя выступили музыканты, писатели, художники и Нидерландский театр танца

На протяжении многих лет Воронеж практически отсутствовал на российской театральной карте. Нельзя сказать, чтобы там ничего не происходило, но события эти были местного масштаба, ради них в голову не приходило отказаться от Чеховского фестиваля в Москве или петербургских «Звезд белых ночей». Но несколько лет назад Михаил Бычков, возглавляющий главный культурный локомотив региона – Воронежский камерный театр, при поддержке губернатора Алексея Гордеева организовал фестиваль, выводящий город на международный простор. Его главная особенность – разнообразие жанров: в этом году в Воронеж приехали пианист Люка Дебарг, герой последнего конкурса Чайковского, и лондонский театр Cheek by Jowl с «Зимней сказкой» Деклана Доннеллана, итальянская танцевальная No Gravity Dance Company и писатель Петр Алешковский, Брестский театр кукол со спектаклем по мотивам рассказов Платонова «Фро» и участники дней белорусской драматургии, в местном оперном театре показали премьеру оперы Глеба Сидельникова «Родина электричества», а в меловом карьере Белый Колодец провели однодневный фестиваль актуального фолка, по городу были разбросаны выставки Александра Тышлера и Павла Пепперштейна, в арт-центре «Коммуна» встречались с поэтом Еленой Фанайловой и смотрели ретроспективу фильмов Дзиги Вертова, в Концертный зал звали на спектакль венгерского авангардного режиссера Корнеля Мундруцо «Имитация жизни», а на площади перед оперным театром устроили представление уличных театров.

Платоновский фестиваль захватил город буквально – его афиши и флаги, людей в фирменных футболках и с фестивальными буклетами встречаешь на каждом шагу, а гостиницы города переполнены не только участниками фестиваля, но и приезжающими из соседних областей зрителями. Этим он напоминает другой международный фестиваль, вышедший за пределы региона, – Дягилевский, завершившийся за несколько дней до открытия Платоновского. И так же, как в Перми программа Дягилевского определяется фигурой его руководителя дирижера Теодора Курентзиса, на Платоновском многое определяет вкус Михаила Бычкова. Один из ведущих российских режиссеров, почти четверть века работающий в Воронеже, он не только выстроил в центре города современный европейский драматический театр, но и во многом сформировал вкус публики.

Этот вкус предполагает актуальность, но не агрессивность, просвещение, но не радикальность. Это и позволяет сталкивать в программе «Весну священную» Стравинского (ее исполнил Большой симфонический оркестр под управлением Владимира Федосеева) и музыку Джорджа Гершвина (Воронежский симфонический оркестр выступал с американскими солистами), современников, обитавших будто бы на разных планетах. А рядом с танцем буто в исполнении драматических артистов из Казани (они привезли спектакль «Из глубины... Ван Гог») представлять Нидерландский театр танца – если не абсолютно лучшую, то одну из лучших европейских танцевальных компаний, статус которой не роняет и молодежный состав.

Труппа из Гааги стала жертвой авиационного коллапса, случившегося с авиакомпанией «Аэрофлот», в дни фестиваля отменившей многие из своих полетов в Воронеж. Танцовщики вышли на сцену оперного театра после многочасового ночного автобусного переезда из Москвы. Но в четырехчастной программе не был сокращен ни один балет. Открывал программу I New Then, в котором Йохан Ингер несколькими комбинациями создает характер персонажа, пары или трио. Mutual Comfort словенца Эдварда Клюга, неожиданно стилизованный под среднестатистическую голландскую хореографию, был буквально раздавлен соседством хрестоматийного Solo Ханса ван Манена, который с годами не утрачивает энергии и лексической эквилибристики. Но гвоздем вечера оказался балет Леон-Лайтфута Sleight of Hand – парад театрального траура, торжественности и печали на музыку излюбленного для этих хореографов Филиппа Гласса. Две фигуры, на протяжении всего спектакля нависающие над сценой, оформленной черным бархатным задником-прострелом, сопровождают героев по жизни, наблюдая за мужским трио и дуэтом мужчины и женщины, чтобы потом увести всех по другую сторону существования. Этот спектакль Леон-Лайтфут выпустили с NDT-II следом за «Объектом перемен», Silent Screen и Shoot the Moon, что позволяет наблюдать, с какой тщательностью оттачивают мэтры свой стиль. Тот же перфекционизм отличает и воспитанных ими танцовщиков, старшим из которых всего по 24 года.

Эта же точность в создании программы отличает и сам Платоновский фестиваль, ради которого хочется на две недели переселиться в Воронеж.

Воронеж

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать