Статья опубликована в № 4356 от 05.07.2017 под заголовком: Соблазн единства

Книга Ирины Шевеленко «Модернизм как архаизм» исследует зарождение культурного национализма

100 лет назад он завладел и самыми светлыми умами

Новая книга – подробное исследование культурных событий более чем вековой давности. Однако трудно отделаться от мысли, что сюжеты, связанные с национальным поворотом в искусстве, повторяются и сегодня, но уже как мрачный фарс. То, с чем 100 лет назад были связаны романтические надежды художников и поэтов, сегодня стало предметом циничных манипуляций чиновников от культуры. Поэтому выход книги Шевеленко именно сейчас кажется столь своевременным.

Ирина Шевеленко окончила филологический факультет Тартуского университета, защитила в США диссертацию о творчестве Марины Цветаевой, сейчас преподает в Висконсинском университете в Мэдисоне. Впрочем, новая книга выходит за пределы филологической компетенции Шевеленко, включая и материал из культурологии и философии. Среди героев книги – художники Василий Васнецов и Александр Бенуа, философы Вячеслав Иванов и Николай Бердяев, публицист Адриан Прахов, антрепренер Сергей Дягилев. Их объединяло доставшееся в наследство от славянофилов увлечение, даже очарованность национальной спецификой искусства, стремление сделать «культурные практики низших классов» частью высокой культуры.

Несмотря на то что модернизм чаще всего ассоциируется с преодолением эстетических и географических границ, движения по поиску и легитимации национальных особенностей искусства в начале прошлого века были практически в каждой европейской стране. Большинство из них были идеологически безобидны, но некоторые все же послужили фундаментом для будущих эстетических программ тоталитарных государств. Вынесенный в подзаголовок книги Шевеленко национализм в исторической перспективе проделал примерно тот же путь.

Упомянутое выше понятие «высокая культура» имеет не только эстетический, но и институциональный смысл. Дело в том, что устремления демократично настроенных теоретиков искусства, художников и поэтов нередко совпадали с государственной конъюнктурой, стремившейся ограничить западное влияние в художественных учебных заведениях. Самые прямолинейные апологеты – например, Адриан Плахов – совпадали с государственной линией практически полностью, в случае же менее тривиальных концепций – как например, у Вячеслава Иванова – не имели к ней вообще никакого отношения. В книге Шевеленко хорошо показано, как понятие национального возрождения объединяло самых разных деятелей культуры и политики: от безоговорочных лоялистов и сторонников культурной изоляции до тех, для кого оно не более чем шаг на пути к всемирному и даже вселенскому объединению.

Возможно, объединение – одно из ключевых понятий этой книги. Возникший как реакция на усложнение структуры российского общества, культурный национализм был не уделом одиночек, а предметом работы коллективов, сообществ. Это относится и к подготовке российского павильона на Всемирной выставке 1900 г. в Париже, и к изданию журнала «Мир искусства», с которым часто ассоциируется ранний художественный модернизм.-

Ирина Шевеленко. Модернизм как архаизм: национализм и поиски модернистской эстетики в России. – М.: Новое литературное обозрение, 2017

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать