Выставка «Москва, 1917. Взгляд с Ваганьковского холма» воскрешает исторические события и людей, их переживших

Это серьезная попытка анализа событий столетней давности
Неизвестные фотографии Москвы 1917 г. /Максим Стулов

Юбилей революции должен, казалось бы, предоставить повод для выставок, где исторические события получат новое, адекватное современному сознанию общества, осмысление. Но пока попыток серьезного отношения к юбилею русской катастрофы в музейном мире не появлялось. Кроме выставки Российской государственной библиотеки «Москва, 1917. Взгляд с Ваганьковского холма».

Формально она посвящена истории Румянцевского музея, через несколько лет после революции потерявшего свои художественные фонды и превратившегося в Библиотеку Ленина. Но сделана выставка так умно и с таким теплым чувством к сотрудникам Румянцевского музея, ощущавшим свой профессиональный долг как личный, что вышла за рамки документального жанра. Ее герою – музею и героям – сотрудникам сочувствуешь, им сопереживаешь, как и всем, попавшим в Москве под колесо истории. Часть выставки представляет вещи из архива Александра Солженицына, подготовительные материалы к роману «Красное колесо».

Многочисленные документы, фрагменты из дневников свидетелей революционных событий, фотографии Москвы октябрьских дней семнадцатого года (кем сняты – неизвестно), фильм, где эти фотографии оживают, афиши, газеты и журналы, хронологические таблицы – экспонаты такие разные, что позволяют увидеть события с самых разных точек зрения. И тут даже протокол совета музея от 29 ноября 1917 г. красноречив: «Роль музея сейчас одна – быть хранителем цивилизации» и дальше обязательство работать в дни забастовок.

Все московские люди, судя по цитатам из мемуаров, ужасались происходящему, но каждый исполнял свои обязанности: музейщики принимали на хранение культурные ценности. (Софья Андреевна Толстая, например, отдала архив мужа со строгим предписанием без ее ведома никому его не показывать.) Газетчики соревновались в остроумии, насмехаясь над царем, Керенским и Лениным. В прокат вышел фильм «Истерзанныя души». Александр Вертинский 25 октября давал свой первый концерт в Москве, а 13 ноября, наверное, видел, как отпевали юнкеров, погибших в Кремле, потом сочинил песню «Я не знаю, кому и зачем это нужно». Один из его современников сетовал, что погибших большевиков хоронили у Кремлевской стены торжественно, а вот юнкеров – тихо. Но никто, кажется, до конца не понимал, что происходит.

До 20 сентября

Другие материалы в сюжете