Статья опубликована в № 4385 от 15.08.2017 под заголовком: Чертова кукла

В фильме «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» надо бояться чертову куклу

В ее облике нечистая сила принялась орудовать в мирном американском захолустье
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Это уже четвертый фильм из хоррор-саги, основанной на мемуарах легендарных американских демонологов супругов Уоррен. До того были «Заклятие», «Заклятие-2» и просто «Проклятие Аннабель». Все эти фильмы сделаны отдельно стоящими – они, конечно, аккуратно связаны между собой, но, в принципе, любой можно смотреть, не имея никакого представления об остальных.

Про Аннабель, например, достаточно знать, что это кукла, похожая на умершую от обезвоживания баварскую крестьянку. Ее облюбовал демон (не удивительно при такой-то внешности) и использовал в качестве проводника, чтобы проникнуть в наш мир. Кукла ненадолго появилась в самом первом «Заклятии» (2013), и, по словам режиссера Джеймса Вана, на площадке все от нее шарахались. Оценив потенциал, про нее тут же сняли «Проклятие Аннабель» (2014) – приквел «Заклятия», в котором демон преследовал молодую супружескую пару, то устраивая пожар на кухне, то роняя с полок тяжеленные книги в сантиметре от их грудной дочери, то скрипя половицами и эффектно захлопывая перед носом двери (если собрать из четырех фильмов эти скрипение и грохот, хватит на пару альбомов). Сейчас выходит приквел приквела: тут действие разворачивается в 50-е гг., а речь идет о кукольнике, который на свою беду Аннабель и изготовил.

Пугальщик

Джеймс Ван, 40-летний американский продюсер и режиссер австрало-малазийского происхождения, прославился благодаря фильму ужасов «Пила» (2003), сам поставил два «Астрала» и два «Заклятия», спродюсировал две «Аннабели». Сейчас он продюсирует «Заклятие-3» и два фильма про чудовищ, мелькавших в «Заклятиях», – «Монашку» и «Скрюченного человека». В свободное от хорроров время Ван ставит многомиллионные блокбастеры – в 2015 г. вышел его «Форсаж-7», в 2018-м выйдет «Аквамен».

У кукольника была маленькая очаровательная дочь, погибшая в ДТП. Через много лет после этой трагедии кукольник с женой решают разместить в своем особнячке нескольких сироток из приюта и монахиню, которая за ними присматривает. Вроде бы все хорошо, но в одну комнату, где жила погибшая девочка, заходить ни в коем случае нельзя, «она заперта и всегда будет заперта». Но, конечно же, одна воспитанница однажды ночью обнаружит, что дверь открыта; войдет туда, осмотрит игрушки покойницы, найдет ключик и отопрет им шкаф. А из шкафа сверкнет дьявольским румянцем та самая Аннабель. Ну и понесется: демон прыгает ночью в кровати к девочкам, гоняется за ними по пыльным комнатам, а они визжат и пытаются убежать (при этом та сиротка, что обнаружила куклу, еле передвигается из-за полиомиелита – представляете, как ей будет весело?).

Видимо, где-то в Голливуде существуют специальные курсы для молодых режиссеров по нагнетанию саспенса (это почти не шутка). За кадром звучит тревожная музыка, девочку кто-то хватает за плечо... саечка за испуг, это просто ее подружка. Через пять минут снова звучит тревожная музыка, внезапно скрипит половица (зритель предположительно уже дрожит), девочка чувствует неладное, оборачивается... и ничего. Потом процедура повторяется – на этот раз за спиной что-то мелькает, а в следующий раз не только мелькает, но и бросается на героиню. Проблема в том, что эти курсы ты проходишь вместе с постановщиками, когда смотришь одно «Проклятие» или «Заклятие» за другим. Ну да, когда-то подскакивал в кресле, но когда – в детстве, в видеосалоне; а потом выучил эти нехитрые алгоритмы.

В первой «Аннабель», кстати, действительно иногда было страшно в самых неожиданных местах: например, когда героиня строчила на швейной машинке, внезапно возникала уверенность, что эта швейная машинка сейчас ее съест. Кукла реально «играла» благодаря эффекту Кулешова и ряду волшебных, но почти незаметных изменений отталкивающего лица – ей чуть-чуть меняли макияж в разных сценах. В «Зарождении зла» кукла вроде бы та же и есть опасные электрические приспособления – девочка-хромоножка может взобраться на второй этаж только с помощью медленно ползущего по лестнице кресла-подъемника, – но какой-то особенный страх испытать уже сложнее.

Многие американские критики находят для «Зарождения зла» неожиданно ласковые, одобрительные эпитеты вроде «ужасающий» и «леденящий». Видимо, они вздрагивали, дергались в креслах, закрывали глаза ладонями – делали все, на что рассчитывал режиссер. Скорее всего, и многие зрители будут вести себя так же. И музыка половиц и дверей будет звучать в темных залах еще очень, очень долго.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more