Статья опубликована в № 4391 от 23.08.2017 под заголовком: Декоративная революция, бытовая пропаганда

Выставка «Искусство в жизнь» показывает, как идеология внедрялась в быт

Язык агитационного искусства до сих пор современен

На выставке «Искусство в жизнь» в Корпусе Бенуа Русского музея есть знаменитые вещи: скульптурная группа Сергея Коненкова «Степан Разин», модели памятников, поставленных по плану монументальной пропаганды, эскизы оформления Дворцовой площади Натана Альтмана, супрематический фарфор Николая Суетина. Но сосредоточена экспозиция на малоизвестной деятельности Декоративного института, существовавшего в Петрограде в 1918–1925 гг.

Преемники

Проекты праздничного оформления Петрограда в 1918 г. демонстрировались на выставке во Дворце труда, а в 1939 г. поступили в фонды Русского музея. Только в 1967 г. была показана небольшая их часть. Тогда же в праздничном оформлении города участвовали прямые наследники русских авангардистов – художники группы «Движение».

Среди множества работ есть эскиз росписи фарфоровой тарелки под названием «Город в красных тонах». Ее автор, художник Иосиф Школьник, в 1909 г. принадлежал к футуристам, а после революции вместе с другими убежденными авангардистами вошел в отдел ИЗО Наркомпроса под руководством Давида Штернберга. «Городом в красных тонах» можно назвать Петроград 1918 г.: красный цвет и новый художественный язык определяли оформление города к первой годовщине революции. Рисуя эскиз «Вся власть трудящимся!» для Литейного проспекта, Владимир Козлинский изображает толпу под флагами в ракурсе, похожем на современную съемку митинга с дрона.

Главной задачей возникшего Декоративного института во главе со Школьником стало «участие художника в новоорганизуемом быте». Вещи, вышедшие из институтских мастерских, – от агитационных конструкций «ленинских уголков» до бытовых предметов – имели двух авторов – художника и мастера-исполнителя. В институте твердо стояли на позициях производственничества, уравнявшего деятельность художника с трудом рабочего или инженера. Множество выполненных здесь плакатов свидетельствуют: их авторы уверенно владели приемами супрематизма и конструктивизма, обращение к которым было повсеместным.

Вожди революции – один из главных сюжетов агитационной продукции 1920-х гг., но предметы с изображением Льва Троцкого практически не дошли до наших дней: трогательный мещанский кувшинчик с портретом наркомвоенмора – из частной коллекции. В конце 1920-х (по горькой иронии – накануне коллективизации) сцены и символы нового быта появляются в изображении мастеров Палеха и вышивальщиц из Новгородской области (портьеры со звездами и ламбрекен с серпом и молотом промысла «Крестецкая строчка»).

Последнее перед закрытием Декоративного института выступление его мастеров состоялось в 1925 г. на выставке декоративных искусств и ремесел в Париже. Как известно, она ознаменовала мировое появление стиля ар деко, который заметен в платьях по рисункам Надежды Ламановой и Любови Поповой, также показанных в Корпусе Бенуа.

Проекты Русского музея часто (и справедливо) упрекают в недостатке концепции, но «Искусство в жизнь» как раз выигрывает от сдержанной подачи материала по хронологии и жанрам. Произведения, за прошедшие сто лет не раз бывшие идеологическим инструментом, смотрятся сейчас свежо и ново.

Санкт-Петербург

До 20 ноября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать