В Музее архитектуры открылась красивая выставка Якова Чернихова

От архитектурной графики мастера русского авангарда трудно отвести взгляд
На выставке сотни графических листов, но рассматривать их не скучно /Максим Стулов / Ведомости

Ни одна выставка русского авангарда не обходится без архитектурной графики Якова Чернихова. Хотя он не был учеником Малевича и не входил в объединение конструктивистов, в его работах был выражен сам дух авангарда – его устремленность в светлое технически оснащенное будущее. И еще, возможно, главная причина востребованности этой графики – ее необыкновенная, завораживающая красота, буквально нереальная, хотя почти за столетие со дня появления архитектурных фантазий Чернихова хайтековские небоскребы стали реальностью. Вот только компонуются они совсем не так гармонично, как в его фантазиях.

Выставка «Яков Чернихов. Образы архитектуры» занимает в Музее архитектуры несколько залов. Здесь воспроизведен фрагмент его кабинета с солидными чертежными инструментами и копией письма Сталину, датированного 38-м годом, с просьбой помочь создать условия для научной работы, здесь лежат его книги, изданные с безупречным вкусом, а также стоят современные макеты и модели, созданные на основе его рисунков Фондом Якова Чернихова, организатором выставки.

Но все эти экспонаты производят куда меньшее впечатление, чем развешанные по стенам и лежащие на столах рисунки Чернихова, напоминающие и композиции Кандинского, и проуны Эль Лисицкого, и проекты Ивана Леонидова, и фантазийные рисунки архитекторов далекого прошлого, а «Сказки» – так и фольклорные иллюстрации в неорусском стиле. Но это не заимствования – графика Чернихова уникальна, а проявления профессиональной культуры.

Выходец из бедной еврейской семьи, до учебы и во время ее работавший ретушером и чертежником, Чернихов обладал острым чувством гармонии, и стиль его работ четок и артистичен. Он был человеком идей и считал, что фантазия и владение графическими навыками обязательны для архитектора.

Он разрабатывал собственную теорию и методы обучения архитекторов. «Я отлично отдаю себе отчет в том, что целый ряд моих работ имеет «отвлеченный» характер изысканий и не увязан «впритык» с реальным, конкретным требованием утилитарной практики, но это мне не мешает вполне «сознательно» разрешать определенные проблемы как искусства начертаний, так и архитектурные основы и принципы», – писал Чернихов в одном из своих теоретических трудов. Он работал практикующим архитектором в различных проектных организациях, но его индустриальных построек сохранилось мало, и в историю искусства он вошел именно со своими многочисленными и разнообразными архитектурными фантазиями, уже много лет вдохновляющими архитекторов и радующими глаз любителей искусства.

Композиции Чернихова сродни музыкальным произведениям, ритм и гармония лежат в их основе, графические темы развиваются, не повторяясь, поэтому и рассматривать его графику можно долго, не уставая и не скучая. Наоборот, в ней есть какой-то обнадеживающий оптимизм, вера в прекрасное будущее, если не социальное, то визуальное, хотя, наверное, светлый внешний образ он не отделял от идеального содержания.

Кроме футуристических Чернихов делал маленькие фантазийные рисунки, в которых угадывались то реальная Флоренция, то сказочный русский терем, то архитектурное сновидение. Свои «Сказки» он рисовал ночами – так, по словам его внука Андрея Чернихова, днем он жил в будущем, ночами – в прошлом.

До 4 февраля.