Статья опубликована в № 4451 от 16.11.2017 под заголовком: Тотальный авангард

Выставку Эль Лисицкого стоит смотреть и в Новой Третьяковке, и в Еврейском музее

Только так увидишь все стороны таланта пионера русского авангарда
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Третьяковская галерея и Еврейский музей сделали одну выставку – «Эль Лисицкий», разделенную на две части, и, только посмотрев обе, можно составить представление о широте и смелости художественных поисков одного из первых и самых последовательных представителей русского авангарда, художника-конструктора с мировой славой, разработавшего новый экспозиционный язык.

Естественно, что в Еврейском музее показаны ранние работы Лазаря Лисицкого, участника возрождения и обновления еврейского визуального искусства. И здесь уже виден его личный художественный почерк, его стиль и вкус. Титульный лист книги с пасхальным преданием «Козочка» ясностью композиции и использованием шрифта как декоративного элемента предвосхищает будущие работы Лисицкого, как и иллюстрации к сказкам Киплинга, где слоненок со схватившим его за нос крокодилом образуют четкую диагональ. Хотя, возможно, для тех, кто не помнит хрестоматийные работы художника, эта связь и не очевидна.

У Эля Лисицкого есть две популярнейшие вещи. Мало кому удалось не видеть воспроизведений плаката «Клином красным бей белых» – образцовой агитки, доходчивой, лаконичной и запоминающейся. Если у Казимира Малевича геометрические фигуры парят в идеальном пространстве – интеллектуальном, то у Лисицкого они всегда служат идее. Чуть меньшей известностью пользуется его автопортрет «Конструктор» – фотомонтаж, где на лицо наложено изображение руки с циркулем, где есть шрифтовая композиция и пересекающиеся линии. Этот автопортрет – четкая декларация того, кем Лисицкий себя представлял: не художником, а конструктором, проектировщиком, опирающимся не на интуицию, а на расчет.

Дважды верен

Лисицкий, хотя и служил власти, был верен своим художественным принципам. Он работал и во времена Сталина, но не вполне в сталинской эстетике. Для оформления выставок он в соцреалистически пышный рисунок вписывал не колосья, а шестеренки, а его знаменитый фигуративный плакат «Все для фронта! Все для победы!» 1941 г. композиционно повторяет его же знаменитый «формалистский» плакат к выставке 1929 г. в Цюрихе.

Так что и выставка его не только художественная. Хотя в Третьяковской галерее и показывают несколько картин, привезенных из музеев разных стран, у нас его живописи нет. Конечно, графику Лисицкого можно воспринимать как элегантные, довольно холодные, а иногда забавные композиции, поскольку стоящие за ними идеи кажутся сегодня не просто утопическими, а завиральными. И марионетки-фигурины, изобретенные Лисицким как заменяющие актеров действующие лица оперы «Победа над солнцем», и главенствующие на выставке живописные и графические проуны, рожденные по заданию Малевича перевести супрематизм из плоскости в пространство, и проекты горизонтальных небоскребов – все эти знаменитые работы Лисицкого существуют для нелюбопытного зрителя автономно.

Идея тотального переустройства мира по законам одной системы сегодня мало привлекательна и совсем не популярна, как это было в первые десятилетия ХХ в. Но без понимания этих идей и всматривания в эскизы и наброски художника-конструктора – а их на выставке не меньше, чем законченных произведений, – невозможно не только составить представление о личности Лисицкого, но и попросту получить удовольствие понимания.

Экспозиция в двух музеях состоит из разделов, представляющих области, где Лисицкий себя проявил и вполне блистательно, новаторски. Куратор выставки – авторитетнейший знаток и исследователь русского авангарда Татьяна Горячева опиралась на классификацию, придуманную самим художником для его гипотетической персональной выставки «Художник-изобретатель El». Там разделы назывались так: «Живопись – проун (как пересадочная станция на архитектуру)», «Фотопись – новое изоискусство», «Полиграфия – типомонтаж, фотомонтаж», «Выставки», «Театр», «Внутренняя архитектура и мебель», «Архитектура». Полностью эта структура не воспроизведена, да и сам Лисицкий, как пишет Горячева, некоторые отделы не заполнил произведениями. Но все его творческие ипостаси на выставке в двух музеях представлены, так что не стоит манкировать одним из них.

До 18 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more