Стиль жизни
Бесплатный
Денис Корсаков
Статья опубликована в № 4457 от 24.11.2017 под заголовком: «Человек-слон» для малышей

Почему в фильме «Чудо» лицо маленького героя почти не показывают

Персонажи Джулии Робертс и Оуэна Уилсона воспитывают ребенка с челюстно-лицевой патологией, но авторы щадят нервы зрителей

Огги Пуллман – мальчик, появившийся на свет с синдромом Тричера-Коллинза, или челюстно-лицевым дизостозом, а проще говоря – с чудовищно перекошенным лицом. Юный акушер, принимавший роды, чуть не упал в обморок, когда извлекал его из чрева. Понадобилось 27 операций, чтобы как-то выправить лицо Огги. Но все равно мальчик привык везде ходить в игрушечном шлеме астронавта (он большой фанат «Звездных войн» и мечтает когда-нибудь отправиться в космос, а главным образом, просто боится появляться на людях без маски). Но надо идти в школу.

Фильмы такого рода обычно основаны на реальных историях. «Чудо» – почти полностью на выдуманной: писательница Р. Дж. Паласио с трехлетним сыном стояла в очереди за мороженым, увидела девочку с изуродованным лицом, попыталась оттащить сына подальше, чтобы он не испугался, потом задумалась о своем постыдном поведении и сочинила бестселлер. Ну да, это fiction, но синдром Тричера-Коллинза, к сожалению, настоящая болезнь.

Режиссер Стивен Чбоски – специалист по вписыванию в реальность «не таких» персонажей. Он сначала прославился как писатель: в 1999 г. вышла его книга «Хорошо быть тихоней» про тинейджера с серьезными психологическими проблемами; этого паренька в школе подтравливали, но на помощь приходили два других полуизгоя – гей и закоренелая блудница. Книгу хотели экранизировать серьезные режиссеры, но в итоге Чбоски поставил фильм сам. Потом он работал над сценарием киноверсии мюзикла «Красавица и чудовище» про монстра, которого все ненавидят и никто не может разглядеть в нем страдающую душу. Тянет предположить, что самого Чбоски в школе терзали какие-то внутренние демоны и внешние враги, порождая в нем бесконечные мучительные комплексы (психолог сказал бы «тревожное расстройство личности»). Но он блистательно это монетизировал: «Тихоня» пользовался большим успехом, «Красавица» стала одним из главных хитов десятилетия. И «Чудо» в первый уикенд собрало $27 млн. Критики аплодируют, многие зрители сообщают, что рыдали.

При этом Чбоски во всех случаях постарался сделать историю минимально болезненной и для героев, и для зрителя. «Чудо» с его детским рейтингом PG (типа нашего 6+) – фильм для семейного просмотра, и никто, боже упаси, не собирается пугать публику видом обезображенного мальчика. Огги предстает на экране только после всех операций, когда превратился просто в некрасивого ребенка со шрамами на щеках. Некрасивого, но ужасно обаятельного (его играет талантливый Джейкоб Трембли). Такая вот потрясающая логика художника-гуманиста: да, люди с деформированными лицами могут и должны быть на равных с обычными людьми, только показывать деформации не стоит, чтобы вы случайно не отшатнулись и не расстроились.

Хит для Робертс

$27 млн, заработанные «Чудом» в первый уикенд, – лучший старт в карьере Джулии Робертс после вышедшей в 2000 г. «Эрин Брокович» (если учитывать только фильмы, где у Робертс большие роли). Актриса давно не солировала в громких картинах и буквально вцепилась в «Чудо». Аналитики поговаривают о грядущей номинации на «Оскара» – первую и пока единственную статуэтку Робертс получила за «Брокович» 17 лет назад

Лучший друг Огги в какой-то момент говорит: «Если бы я выглядел так, как он, я бы повесился». Одноклассники считают, что, если прикоснуться к Огги, можно заразиться чумой. Богатый и мерзкий мальчик подбрасывает «уродцу» картинки с Фредди Крюгером. Но, во-первых, как уже сказано, уродливость героя сильно преувеличена. А во-вторых, добрые и заботливые родители (Джулия Робертс и Оуэн Уилсон, оба могли бы сыграть эти роли во сне, на автопилоте) утешают сына.

Это, конечно, линчевский «Человек-слон», адаптированный для самых маленьких. Или, если угодно, «Чучело» Ролана Быкова, в которое впрыснули лошадиную дозу сахарозаменителя. Воспитательную роль «Чуда» переоценить трудно, но понять, где на нем плакать, еще труднее. Может быть, самое трогательное, что там есть, – это как раз любовь мальчика к космосу. Учитывая развитие технологий, у Огги с годами есть шанс долететь до какой-нибудь МКС. А учитывая развитие пластической хирургии – после 41-й операции навсегда забыть игрушечные шлемы и первые месяцы в школе как страшный сон.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Читать ещё
Preloader more