Новые «Елки» оказались лучше всех предыдущих

В шестом фильме новогодней франшизы все вроде бы знакомое, но на самом деле другое
В новой серии за елкой в лес пошел Дмитрий Нагиев, органично вписавшийся в актерский состав новогодней франшизы

Создатель франшизы Тимур Бекмамбетов говорит, что «Елки» за годы своего существования (а родились они еще при президенте Медведеве в 2010 г.) стали неизбежными, как салат оливье. Можно добавить: как набор незатейливых рассказов про чудеса, на которые в эти дни отпущена квота. И вот на седьмом году жизни чудо случилось с самой франшизой. Когда казалось, что все уже безнадежно: касса по инерции есть, но смотреть это, положа руку на сердце, невозможно, – наметился неожиданный поворот. На студии «Базелевс» появилась сценарная мастерская, с авторами занимался Жора Крыжовников, оказалось, что некоторые студенческие новеллы совершенно «елочного» формата и жаль их бросать. Крыжовников стал креативным продюсером шестой части франшизы, сам снял две истории, он же, по всей видимости, отвечает за финальный монтаж. И «Елки» преобразились.

Во-первых, они опять смешные (а новелла с Дмитрием Нагиевым очень смешная), а во-вторых, в фильме появились люди. Вот интересно, кого вы вспомните из предыдущих пяти серий? Полагаю, в топ выйдут Ургант со Светлаковым и влюбленные собаки. Оставим собак в стороне, а что можно сказать про героев Урганта (Боря) и Светлакова (Женя)? То, что их играют Ургант и Светлаков, не более.

В шестых «Елках» они тоже есть (новеллу «Погорельцы» написал постоянный соавтор Крыжовникова Алексей Казаков – единственное известное имя в авторском пуле), но наконец обрели индивидуальность, отдельную от личности исполнителей. Женя – смекалистый, нагловатый, жлобоватый, но обаятельный русский рубаха-парень, сильно себе на уме. Боря – интеллигент с традиционным чувством вины перед народом, которое и обрекает его на жертвы. В данном случае – на то, что в его квартире поселился Женя с женой, детьми, собакой и родителями, потому что свою квартиру он (якобы) сжег, пока пек хлеб. Гости быстро подминают жизнь хозяев под собственный уклад, а те вроде готовы восстать, но воспитание и карма российской интеллигенции не позволяют.

Столкновение двух укладов и двух способов мышления происходит и в новелле с Нагиевым, который ярко и органично влился в елочный коллектив. В Тюмень на каникулы к маме (Елена Яковлева) приезжает сын-студент (Даниил Вахрушев), и буквально через минуту приходит в гости мамин ухажер с серьезными намерениями (собственно Нагиев). По инициативе последнего явно с целью team building мужчины вдвоем отправляются в лес за елкой. От героя Нагиева мы быстро узнаем, что зовут его Юрий, отчество как у Высоцкого («Петрович?» – спрашивает студент), работает он в МЧС, а также что в сибирском лесу в любой момент легко наткнуться на натовских солдат и на медведя-шатуна. Медведя можно напугать громкой ритмичной песней, от вражеских военных спрятаться, укрывшись специальным маскировочным пледом, ну и много еще узнаем всего интересного. Нагиев явно наслаждается ролью, едва ли не лучшей в его фильмографии.

В праздничную ночь, да еще в «Елках», студент – представитель «потерянного поколения дебилов» и эмчеэсник – поклонник «солнышка лесного», конечно, найдут общий язык, Боря с Женей из «Погорельцев» встретят Новый год вместе, беременная Снегурочка (отличная роль Юлии Александровой) выступит в роли доброй феи и обретет силу, мальчик-сирота из Хабаровска найдет маму в Москве на ТВ (Екатерина Климова), а дочь мента (Валентина Мазунина) добьется-таки своего женского счастья.

Про «Елки» принято говорить, что это «добрый фильм», – словосочетание набило оскомину, и про новые хочется сказать, что они гуманистичные. Потому что про людей. Если предыдущие пять частей (равно как и «Елки лохматые», и даже «Елки 1914») были попыткой бойкой комедии ситуаций, то в новых «Елках» во всей красе является комедия характеров. Здесь возникает то самое подключение зрителя к героям, о котором Крыжовников любит рассказывать на мастер-классах, и здесь не просто нет маленьких ролей – не существует проходных персонажей.

И дворник, которого оскорбленная изменой жениха и лучшей подруги Снегурочка превращает в Деда Мороза, и красотка-медсестра (Анфиса Черных), которой помешали примерить обручальное кольцо, и ревнивый жених телеведущей (Андрей Бурковский), и папа-милиционер (Владислав Ветров) с монологом: «Она – лань, а тебе нужна бобриха», и застенчивый вдовец, робко пытающийся устроить свою личную жизнь (Сергей Пускепалис), не говоря уже о главных героях, – все они ярко выраженные характеры, на них интересно смотреть, даже если ничего особого не происходит. А происходит все-таки много чего, ведь новогодняя комедия всегда немного переполох.

В какой-то момент, например, в дверь петербургской квартиры Бори-Урганта вваливается огромный бурый медведь. Смотрится это как пародия на «Легенду о Коловрате», хотя наверняка чистое совпадение. Собственно, и сами новые «Елки» возникли как счастливое совпадение многих обстоятельств. Работа над следующими уже началась.

В прокате с 21 декабря