Стиль жизни
Бесплатный
Гюляра Садых-заде
Статья опубликована в № 4478 от 25.12.2017 под заголовком: Площадь и окрестности

На петербургской «Площади искусств» нашлось место новинкам

Афиша консервативного фестиваля Юрия Темирканова объединила сверхпопулярную, раритетную и ультрасовременную музыку

Зимний фестиваль «Площадь искусств», основанный в 1999 г. Юрием Темиркановым, возвещает о старте новогодних городских празднеств чередой концертов в Большом и Малом филармонических залах, заодно вбирая в свою программу события, происходящие окрест: в Михайловском театре, Русском музее и Театре музкомедии.

Тем не менее фестиваль остается по преимуществу филармоническим: громкие имена музыкантов, затейливые спецпроекты на стыке искусств и приглашенные европейские ансамбли... впрочем, оркестров, задействованных на фестивале, только два – первый филармонический, руководимый самим Темиркановым, и второй, которым многие годы бессменно руководит Александр Дмитриев.

В этом году драматургию фестивальной программы определили два композиторских юбилея: Игорю Стравинскому – 135, Родиону Щедрину – 85. Темирканов уделил внимание обоим юбилярам, продирижировав на открытии «Пульчинеллой» и «Жар-птицей» Стравинского, а в финале приняв участие в сложносоставном монографическом концерте, на котором прозвучали сочинения Щедрина разных лет.

Московский пианист и дирижер Максим Емельянычев предложил необычное музыкальное меню, составленное из Фокстрота для оркестра Джона Адамса «Танцы председателя» (The Chairman dances) и феерически виртуозного Концерта для трубы Йорга Видманна Ad Absurdum (солировал Сергей Накаряков), благоразумно сбалансировав провокативную программу Второй симфонией Рахманинова: петербургская филармоническая аудитория не любит новшеств и потребляет их в весьма ограниченном количестве.

Ажиотаж предсказуемо случился на выступлениях Евгения Кисина. Его в Петербурге помнят и любят еще с тех времен, когда он мальчиком давал сольные концерты в Большом зале филармонии, вызывая слезы на глазах присутствующих поэтичным и пронзительно-невинным исполнением Шопена и Скрябина. С тех пор многое переменилось – и в манере игры, и в эмоциональном тонусе пианиста. Вернувшись на «Площадь искусств» после восьмилетнего перерыва, Кисин был встречен восторгами публики, заранее неколебимо уверенной в том, что услышит от пианиста нечто необыкновенное. Магия имени, соединившись с коллективными ожиданиями и воспоминаниями о необыкновенно одаренном мальчике из прошлого, отлично сработала: дружные рукоплескания потрясали зал и после того, как пианист довольно шаблонно отыграл сольную партию во Втором фортепианном концерте Рахманинова, и, разумеется, на его сольном концерте, открывшемся исполнением 29-й сонаты Бетховена «Хаммерклавир». Между тем интерпретация Кисиным монументального бетховенского опуса отнюдь не стала откровением; в игре пианиста не чувствовалось не то что магии – не было даже четкой артикуляции нотного текста. Последовавшие затем прелюдии Рахманинова предстали набором милых пустячков. Шаблонность и поверхностность трактовок – вот, пожалуй, два ключевых определения, которыми можно охарактеризовать игру Кисина.

Фестиваль «Площадь искусств» был и остается заметным событием музыкальной жизни второй столицы уже 18 лет; и стоит отметить, что его программы год от года становятся оригинальней и неожиданней. Возможно – как знать, – мы доживем и до тех времен, когда актуальная музыка XXI века будет звучать в его концертах не в виде казуса-исключения – но на равных с музыкой прошлого и позапрошлого веков.

Читать ещё
Preloader more