Статья опубликована в № 4532 от 23.03.2018 под заголовком: Когда опере не нужен театр

Французская меццо-сопрано Стефани д’Устрак спела в Москве

Певица показала французское барокко как театральную форму, которая в театре не нуждается
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Стефани д’Устрак выросла в композиторской семье – ее двоюродным дедушкой был Франсис Пуленк – и занимается музыкой всю жизнь. Ее голос похож на стимпанковский дирижабль, который свободно путешествует по сложнейшим воздушным маршрутам. Страстная любительница старинной музыки, она легко справляется и с современной; в ее репертуаре и партии страдающих красавиц, и роли пылких юношей. Меломаны любят ее за сложный и тщательно продуманный камерный репертуар, театралы обожают как чувственную и темпераментную актрису. Минувшим летом д’Устрак исполнила заглавную роль в спектакле Дмитрия Чернякова «Кармен» на фестивале в Экс-ан-Провансе, а сейчас выступила в Москве на фестивале Opera Apriori.

Певица приехала на фестиваль во второй раз. В 2014 г. она исполняла вокальный цикл Гектора Берлиоза «Летние ночи» и его же кантату «Смерть Клеопатры». Фантазер и волшебник Берлиоз писал музыку в расчете на то, что в голове слушателя она сама перерастет в театр. Д’Устрак стала ассистенткой волшебника, без которой превращение не было бы возможно.

Чудо рождения театра из духа музыки удалось повторить. Программа выступления в Концертном зале им. Чайковского была составлена так, будто д’Устрак поет в одном из лучших камерных залов Европы. Не броские номера, не шлягеры, не развлекательные контрасты – почти исключительно трудные монологи трагических героинь, да еще и из опер, которые непривычны, да и едва ли известны большинству слушателей; медленные темпы, разомкнутые формы.

Композиторы французского барокко – Жан-Батист Люлли, Марк-Антуан Шарпантье, Андрэ Кампра, Жан-Филипп Рамо – не копировали модный новый жанр, придуманный в начале XVII в. в Италии, но искали к нему собственный подход. Музыкальная драма французов опиралась на другие традиции декламации: не певучий, но экспрессивный язык, ставший тогда же орудием Корнеля и Расина, обрел предельную выразительность в тандеме с музыкой. Следуя за речью, французы писали героям арии-монологи.

Почти неподвижно стоя за пюпитром, д’Устрак превращалась в героинь то античных мифов, то рыцарских поэм – и ее голос и оркестр Musica Viva под управлением Александра Рудина гарантировали их лаконичную, неэкзальтированную театральность.

Александр Рудин, энтузиаст старинной музыки, выступил и в качестве инструменталиста: он сыграл на двух родственниках современной виолончели, виоле да гамба и виолончели-piccolo. А чтобы янычарская музыка из «Мещанина во дворянстве» Люлли (к комедии Мольера) звучала убедительнее и задорнее, взял в руки тамбурин. Инструментальные номера концерта прослаивали арии и, в отличие от них, не держались одного настроения – но не давали и разрядки трагическому напряжению. И пока Венсан Дюместр в Перми показал «Фаэтона» Люлли как оживленную и не слишком хмурую оперу, Стефани д’Устрак открыла перед слушателями ящик Пандоры, где под энергичным погружением в скорбь и легким полетом грусти спрятана пышная, сверкающая красота.

Следующий концерт фестиваля Opera Apriori снова будет посвящен секретам родной культуры певца – 26 апреля легендарный американский баритон Томас Хэмпсон исполнит на сцене Музтеатра им. Станиславского и Немировича-Данченко музыку американскую.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more