Статья опубликована в № 4675 от 16.10.2018 под заголовком: Какое искусство покупали в Вене и почему

Какое искусство можно недорого купить сегодня, чтобы дорого продать завтра

Понять это помогает прошедшая в Вене ярмарка viennacontemporary
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Viennacontemporary проходит под крышей гигантского павильона MarxHalle. В этом году в ярмарке участвовало 118 галерей и институций из 27 стран. Любую работу можно купить, но viennacontemporary примечательна и как редкая выставка, которая объединяет западное и восточное современное искусство. Напоминая, с одной стороны, о том, что у художественного процесса сегодня нет обочин, а с другой – что в цене не космополитизм, а поиски национальной идентичности.

Про цены

Viennacontemporary – одна из самых демократичных ярмарок современного искусства. Минимальная цена за работу – 200 евро, за эти деньги, например, можно купить графику молодого грузинского художника Гиорги Чхеидзе. Недорого и у галериста Александра Петрелли, который ходил по ярмарке и периодически распахивал перед посетителями пальто, на подкладке которого были произведения небольших форматов в очень доступной ценовой категории. Галерея Петрелли так и называется – «Пальто». В ней можно было приобрести, например, хулиганские меховые панно Алины Глазун за 300 евро.

Самым дорогим произведением в этом году стала картина американского графика Роберта Лонго – роза, нарисованная черным углем на красной бумаге, 600 000 евро.

А средняя цена на работу интересного художника, в чьей карьере уже есть несколько персональных выставок и чьи работы пополнили частные коллекции, составляла 15 000–20 000 евро.

Самые выгодные для европейских коллекционеров цены – у галерей из стран СНГ. Потому что в этих странах рынок современного искусства очень маленький. «После кризиса рынок так и не стабилизировался. Те галереи, которые закрылись, больше не открылись. Бывают годы, когда мы продаем за рубеж 90%, бывает, когда 50 на 50», – говорит владелица латышской галереи Maksla XO Илзе Зейвате. В этом году в Вене у нее отличные продажи – коллекция Deutsche Telekom купила все представленные в Maksla XO работы Паулиса Лиепы.

На Украине, по словам владельцев Voloshyn gallery Максима и Юлии Волошиных, рынок очень зависим от политической и экономической ситуации: «Мы единственная в стране галерея, которая ездит на европейские ярмарки. Неожиданно для нас к нам в галерею в Киеве заходит много иностранцев. И покупают современное украинское искусство, это греет душу».

Не выезжая из Вены

Этой осенью в Вене можно посмотреть выставку Брейгеля, которую еще до открытия назвали «выставкой века». В Музее Леопольда один этаж полностью посвящен Эгону Шиле, другой – Густаву Климту. В музее современного искусства MUMOK проходит выставка 55dates. 55 лучших работ из собрания музея разбросаны по павильону как барахло на гаражной распродаже. В этой ироничной экспозиции – вся пресыщенность Вены культурными событиями.

Россия в Вене была представлена pop/off/art gallery, галереей Anna Nova и Ovcharenko (галерея Владимира Овчаренко, основателя первого в стране аукциона современного искусства Vladey). Anna Nova выставляла Егора Крафта, который работает с искусственным интеллектом, достраивая с его помощью разбитые головы античных скульптур. На стенде Aksenov Family Foundation были представлены работы выпускников Института проблем современного искусства. Интерес к современным российским художникам есть. Например, pop/off/art gallery продала 12 работ Наташи Тарр по цене от 500 до 2500 евро, работы Ольги и Олега Татаринцевых (3500 евро), а также Игоря Челковского (12 000 евро).

Про национальное

Одна из главных программ ярмарки, Focus, в этом году была посвящена Армении. Куратор Сона Степанян подготовила выставку Dreaming Alive, которая дает представление об армянской сцене современного искусства последних 30 лет.

На логичный вопрос о влиянии бархатной революции на место Армении на художественном рынке Сона отвечает, что армянское искусство всегда было очень политизировано и мотивировано социально-политическими реалиями. «Дискурс, который использовали политики со сцены, повторял дискурс, который создавали художники на протяжении многих лет. Сам слоган «Бархатная революция любви и солидарности» был создан в художественном сообществе. Все, чего добилось армянское искусство, в том числе победа армянского павильона на Венецианской биеннале в 2015 г., – все это было сделано без поддержки государства», – говорит Степанян.

Художники стран постсоветского пространства много работают со своей идентичностью – и этим привлекают западных коллекционеров. Именно освоение локального, специфического контекста своей страны обеспечивает сегодня художнику вход на интернациональный рынок. «В начале нулевых все говорили про космополитизм. Да, у искусства нет границ, у него нет национальности. Но последние годы художники вновь заговорили про свою национальность. Это же миссия художника – быть Прометеем, говорить про вещи, которые важны», – комментирует Зейвате.

Например, работа Ребекки Топакян на армянском стенде – это исследование истории любви прапрабабушки и прапрадедушки художницы, которые пережили геноцид армян и переехали во Францию. Видеоработа Армана Григоряна на том же стенде привлекает внимание мирового художественного сообщества к городу Капан, в котором находится второй по величине в Армении музей современного искусства и состояние его ужасающее. Работы Уты Бекайи, представленные на стенде грузинской галереи ERTI, – это красота фильмов Параджанова и цветовая палитра живописи Нико Пиросмани: даже удивительно, что изящные вышивки на грузинские мотивы сделала не какая-нибудь рукодельница, а бородатый кавказский мужчина. А вот инсталляция украинской художницы Жанны Кадыровой исследует общее постсоветское наследие – она сделана из знакомой всем эмалированной посуды, заполненной краской, и Voloshyn gallery продала ее за 15 000 евро.

Про завтра

В 2018 г. viennacontemporary продемонстрировала хорошее положение среди международных арт-ярмарок. Вернисаж посетили 30 863 человека, продажи превысили результаты прошлых лет. Работы покупали не только в частные коллекции, но и в музеи. Например, галерея Zilberman (Берлин/Стамбул) продала работу Саймона Вахсмута за 60 000 евро в музей современного искусства MOCAK в Кракове.

Уголок покупателя

1. Покупайте взрослых художников, а еще лучше пожилых. Цена после смерти увеличивается.
2. Размер имеет значение. Большая картина художника всегда будет стоить дороже, чем самая лучшая маленькая.

3. Покупайте работы женщин. Потому что феминизм победит.

4. Если вы не понимаете, из чего и как это сделано, – обязательно покупайте.

5. Длина CV тоже имеет значение: образование, количество коллективных и групповых выставок, резиденции и упоминания в прессе.

Все вышеперечисленное лишь отчасти шутка, но правда и то, что стоит все-таки слушать галеристов, знать современный культурный контекст и покупать то, что действительно запало в душу.

Тем не менее на вопросы об удачном вложении галеристы отвечают уклончиво. «Ты не знаешь, когда чудо свершится. Один коллекционер сказал мне, что мы можем говорить о вложении в искусство только в смысле своей жизни. Покупая картину, мы покупаем себе радость – это самое большое вложение», – говорит Зейвате.

Директор грузинской ERTI Gallery Тамуна Аршба считает, что «ты вкладываешь удачно деньги тогда, когда находишь своего молодого и современного художника. Тогда ты великий человек. Если смотреть на историю, у самых дорогих художников, которые сейчас стоят миллионы, всегда были свои коллекционеры». Но Аршба также отмечает, что самый большой интерес сохраняется к художникам, которые работают в современном контексте, не теряя своей идентичности.

«Если думать только про инвестиции, то можно сделать ошибку, – говорит киевский галерист Максим Волошин. – Надо покупать, что нравится, прислушиваться к рекомендациям галериста, смотреть, что покупают другие коллекционеры, ходить на выставки».

История учит, что в итоге продается даже искусство, не желавшее быть товаром. Например, легендарные акции Театра оргий и мистерий Германа Нитча, шокировавшие публику еще в 1970-х: представьте двухдневное свежевание свиней и 600 л пролитой крови под аккомпанемент 100 музыкантов. Партитуру такой акции 2005 г. сейчас можно купить у одной из венских галерей. Она выполнена на чем-то вроде листов для кардиограммы и выглядит вполне презентабельно. Так что Вена умеет продавать даже венских акционистов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more