Статья опубликована в № 4816 от 21.05.2019 под заголовком: Пепел историй

О чем была «Игра престолов»

Завершился великий сериал, сумевший собрать огромную аудиторию и не растерять ее даже в моменты кризисов

«Я хочу убить Дэвида Бэниоффа и Дэна Уайсса» – футболка с такой надписью стала бы хорошей парой к футболке «Я хочу убить Дэвида Линча», которая пылится в шкафах фанатов после второго сезона «Твин Пикс». Больше миллиона зрителей подписали петицию с требованием переснять восьмой сезон «Игры престолов», даже не дожидаясь финального эпизода. Но теперь точка поставлена, история закончена, и последняя серия недвусмысленно объясняет, о чем она была.

Ожидания были так накалены, что зрителей разочаровал бы любой финал. Но шоураннеры Бэниофф и Уайсс выкрутились, предпочтя сюжетным решениям концептуальное.

Ключевой монолог теперь уже всего сериала произносит Тирион Ланнистер, наш любимый персонаж (да простят меня зрители за такое обобщение. И пусть журнал Rolling Stone ставит Тириона лишь на третье место по значимости и популярности – после Дейенерис Таргариен и Джона Сноу, – я говорю о любви).

«Что объединяет народ? – спрашивает Тирион. – Армии? Золото? Гербы?» И после каждого вопроса качает головой. «Истории, – говорит он. – Нет в мире ничего сильнее хорошей истории. Ее не остановить, не победить ни одному врагу».

«Игра престолов» в цифрах

170 стран, в которых канал HBO начиная с пятого сезона ведет одновременную трансляцию
2,5 млн человек в среднем смотрели каждую серию первого сезона (по данным НВО)
17,4 млн человек посмотрели первую серию финального сезона во время премьеры на трех платформах – кабельном канале премиум-класса и двух потоковых интернет-сервисах, HBO Go и HBO Now (по данным НВО)
55 млн пиратских просмотров нелегальных потоков и загрузок зафиксировано за первые 24 часа после премьеры каждой из серий восьмого сезона (по данным аналитической компании MUSO)
$15 млн минимальный бюджет эпизода восьмого сезона (по данным Variety). Эта цифра не включает цену повторных съемок и дополнительные эффекты VFX
$90 млн предположительный бюджет всего восьмого сезона (Variety)

Вот так. Любовь и власть, политика и магия, кровь и секс, драконы и ходячие мертвецы были лишь инструментами, орнаментом, но не смыслом. Смыслом были мы, зрители, все, кто переживал за героев или смеялся над ними, восхищался авторами или проклинал их, но все равно ждал следующей серии как ребенок, который больше всего хочет, чтобы его удивили. И нас удивляли.

Монолог Тириона тоже неожиданный момент. Не столько по последствиям, сколько по тому, как он меняет зрительскую оптику. Все, что после него, в сущности, уже не важно. Кто станет королем, победит демократия или диктатура, что будет с выжившими героями. Тирион как будто выводит их всех на авансцену и говорит: игра закончена, мы были всего лишь актерами, мы рассказали вам все свои истории, а уж выбрать лучшую – ваше дело. Просто оглянитесь.

История Дейенерис была о воле к власти, Джона Сноу – о долге, Джейме – о великой любви, Серсеи – об инстинкте политического животного, Тириона – о выживании слабого, Брана – о победе духа над плотью. И так далее – у каждого персонажа, прошедшего через огненную мясорубку «Игры престолов», было о чем рассказать: они менялись, порой радикально, но оставались верны своим сюжетам, простым и вечным, из которых в итоге складывалась многомерная вселенная сериала.

Финальный эпизод, конечно, поклон Джорджу Мартину, придумавшему весь этот мир. Но не только ему.

Это жест благодарности всем, кто не устает пересказывать вечные истории, находя для них новые одежды.

Короли и претенденты на Железный трон – главный символ власти в «Игре престолов»

Читать ещё
Preloader more