Статья опубликована в № 4831 от 11.06.2019 под заголовком: Как открылся «Кинотавр»

Как открылся 30-й «Кинотавр» и что на нем покажут

Юбилейный фестиваль начался с неудобных вопросов и продолжился мелодрамой Валерия Тодоровского «Одесса»

Перформанс на сцене Зимнего театра – и этим объяснялась его причудливая избыточность – представлял собой оммаж кинорежиссеру Сергею Соловьеву, получившему в канун своего 75-летия из рук президента фестиваля Александра Роднянского почетный приз «За свободу духа и твердость убеждений».

Украшением сценической поп-механики в режиссуре Алексея Аграновича стала речь министра культуры Владимира Мединского, из которой выяснилось, что министра нисколько не смущает оппозиционная сетевая репутация «Кинотавра», поскольку тот, оказывается, последовательно реализует государственную культурную политику с ее вниманием к острым вопросам современности. Один из таких вопросов прилетел к Мединскому со сцены незамедлительно: председатель главного жюри Константин Хабенский, не произнося никаких имен, объявил недавние действия властей «свинством» и призвал министра понять, что если сегодня «закрывают наших товарищей», то завтра могут прихлопнуть и поощряемый министром на словах фестиваль.

Как это было в Одессе

Живой классик Соловьев в благодарственной речи назвал «Кинотавр» своей семьей, а вслед за тем его младший коллега Тодоровский на два с лишним часа окунул зрительный зал в котел страстей, кипящих в семейном очаге летом на черноморском берегу. Время действия – 1970 год, место действия – Одесса, изнывающая от жары и посаженная на карантин из-за разыгравшейся там холеры. Столичный журналист-международник Борис (Евгений Цыганов) привозит десятилетнего сына к бабке с дедом (Ирина Розанова и Леонид Ярмольник) погостить, а сам, не теряя времени, ныряет в опасный сюжет a la «Лолита», щедро украшенный по периметру скандальными родственными разборками с еврейским колоритом почти анекдотического свойства. Мальчика зовут Валерик, и его портретное сходство с режиссером «Одессы» заставляет предположить автобиографические корни истории. Однако автор не доверяет ему роль рассказчика, а быль щедро перемешивает с мелодраматическими фантазиями, иной раз столь экстравагантными, что конкурсантам нынешнего фестиваля будет непросто переплюнуть Тодоровского по части чувственной экзотики.

Конкурс дебютантов

По случаю круглой даты «Кинотавр» составил щедрую конкурсную программу, оглядывая которую поневоле поверишь, что отечественное кино живет напряженной и разнообразной жизнью, что бы там ни утверждали злопыхатели. Решив на этот раз не размениваться на два полнометражных конкурса, фестиваль допустил дебютантов до основного забега. Более того, отдал им шесть позиций из пятнадцати, подтвердив неизменность собственной стратегии: занимаясь, согласно слогану, «настоящим российского кино», фестиваль озабочен его будущим.

Среди дебютантов есть авторы с именами, заработанными в смежных кинематографических профессиях: актер Григорий Добрыгин и сценаристка Анна Пармас. Добрыгин представит в Сочи фильм «Sheena667» с актуальным сюжетом о вмешательстве интернета в интимные отношения мужчины и женщины (мировая премьера состоялась зимой в Роттердаме), Пармас – мелодраму «Давай разведемся», где семейная жизнь рушится без участия злой сетевой силы, а по старинной причине: у мужа появляется другая. Мелодраматический сад возделывает и Мария Агранович («Люби их всех»), вышедшая из вгиковской мастерской Владимира Хотиненко. Другой вгиковец – Борис Акопов предпочел жанр психологической драмы с криминальным антуражем, как и выпускник Высших режиссерских курсов Петр Левченко, только в «Быке» события происходят в 1990-е, а «Куратор» вдохновлен сравнительно недавней экономической разборкой в Красногорске, увенчавшейся расстрелом чиновников городской администрации. Особняком здесь стоит Александр Золотухин, ученик Александра Сокурова: со своим «Мальчиком русским» он отправляется на поля сражений Первой мировой, куда нога современного отечественного режиссера ступает крайне редко (фильм впервые был показан на последнем Берлинале).

Если принять во внимание, что вторая картина режиссера, согласно мировым фестивальным правилам, тоже считается дебютной, то Александр Лунгин с «Большой поэзией» (про мужскую дружбу, омраченную предательством, и ограбление банка как поэтический жест) и Ян Гэ с «Троицей» (еще одна семейная неурядица, еще одна измена) вливаются в компанию дебютантов, которых в таком случае становится большинство.

В глушь

Конкуренцию начинающим составляет семерка режиссеров с биографией и опытом, причем почти все они были впервые замечены и отмечены именно на «Кинотавре». Юрий Быков, к радости своих почитателей не сдержавший обещание завязать с режиссурой, участвует в главном конкурсе с драмой «Сторож», где по пятам трех главных героев следует их прошлое, требующее расплаты по счетам. Валерия Гай Германика после четырехлетней паузы вернулась в игровое кино с «Мысленным волком» – притчей о безлюбовных отношениях матери и дочери. Юсуп Разыков, снимающий без пауз, придал своему «Керосину» прямо противоположный посыл – это посвящение матери, сыновье объяснение в любви. Григорий Константинопольский переложил на современный российский лад классическую пьесу «Гроза»: несмотря на то что ее сюжет укоренен в конкретном и давно сгинувшем социальном укладе, автор новой версии ухитрился его оттуда извлечь, и посмотрим, насколько ему это удалось. Нигина Сайфуллаева («Верность»), Оксана Карас («Выше неба») и Лариса Садилова («Однажды в Трубчевске») укрепили позиции мелодрамы в сочинском жанровом спектре, добавив жанру (главным образом усилиями Сайфуллаевой) откровенности в обнажении чувств и тел. Забавно, что Пармас и Сайфуллаева, не сговариваясь, наградили своих героинь, страдающих от мужниных измен, реальных и мнимых, профессией гинеколога, прежде до обидного скромно представленной на отечественном экране.

Название фильма Садиловой, прибывшего в Сочи прямиком из Каннов, в целом маркирует программу «Кинотавра»-2019. Очевидно, что столичная жизнь занимает авторов конкурсных фильмов мало – своих героев, свои сюжеты они ищут в провинции, на отшибе, порой совсем в глуши – короче, в «трубчевске». Даже если события происходят в Москве, как у Лунгина-младшего, это окраинная Москва.

Опережая Канны

Другой тренд «Кинотавра» еще нагляднее – тут достаточно пробежаться глазами по списку конкурсантов. Совсем недавно каннский директор Тьерри Фремо высказался в том духе, что будущее его фестиваля – за гендерным равновесием, когда режиссеры-женщины обеспечат себе такое же, как у мужчин, представительство в программе. Что ж, Канны опоздали: то, о чем они еще только грезят, чуткий к веяниям времени «Кинотавр» уже успешно воплотил в жизнь. Семь из пятнадцати фильмов главного сочинского конкурса – женского ума и женских рук дело. Так же обстоят дела в конкурсе «Кинотавр. Короткий метр» и в программе незавершенных фильмов Work-in-progress: абсолютное равенство полов, если судить по численности их представителей.

В какой мере гендерная идеология завладеет умами жюри (в главном, как уже сказано, председательствует Константин Хабенский, в короткометражном – Анна Михалкова, так что паритет опять же соблюден), станет ясно через неделю.

Сочи

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more