Как на книжной ярмарке в Красноярске отвечали на местные вопросы

Ответами были дискуссии, лекции, выставки и сами книги
Под руководством Алисы Прудниковой целый день шел марафон дискуссий NEMOSKVA /Антон Петров / Фонд Михаила Прохорова

За теперь уже долгие годы работы Красноярская ярмарка книжной культуры, сокращенно КРЯКК, превратилась из выставки-продажи книг в большой фестиваль. КРЯКК – значимое явление и в федеральном масштабе (например, по числу посетителей и представленных издательств она сопоставима с московской Non/fiction, по насыщенности сопутствующих театральной или модной программ даже превосходит ее). А для Красноярского края она и вовсе одно из главных событий.

Если в первый год организаторам, Фонду Михаила Прохорова, удалось заманить в Красноярск 63 издателя, то сейчас в ней участвует свыше 250 экспонентов, в культурной и профессиональной программе задействовано более 200 участников. Бюджет КРЯКК тоже вырос. В 2009 г. финансирование обошлось в 22 млн руб., а в прошлом году потрачено 39 млн (расходы за этот год еще не сведены, но сумма сопоставима, говорят в фонде). В эту сумму входит непосредственная организация площадки, трансфер многочисленных спикеров и выступающих артистов, а также перевозка книг всех представленных на ярмарке издательств. Местные власти тоже помогают, подчеркивают в фонде. Например, организуют бесплатные автобусы между площадками для гостей ярмарки или встреч участников и в целом «решают любые вопросы».

Что это было

Каждый год эксперты КРЯКК формируют актуальную гуманитарную проблему, вокруг которой выстраивается культурная программа. В этом году тему обозначили как «Локальные истории». На протяжении пяти дней участники обсуждали региональные проекты и инициативы, связанные с изучением и популяризацией местной специфики, работой по осознанию местного исторического опыта как способа идентифицировать и определить себя и свою уникальность в большом мире.

Сейчас самое время говорить об этом, уверена соучредитель фонда и куратор КРЯКК Ирина Прохорова, интерес к локальному и личному (и как к самостоятельным явлениям, и в оппозициях «глобальное – личное», «столичное – локальное») вырос и в регионах, и в центре. Отчасти это связано с тем, что в стране очевидный кризис идентичности, а насаждаемая годами советской власти риторика больших идей, не оставляющая места для частного, в последние годы вновь получила поддержку и продолжение в официальной повестке.

Книги от 250 издательств на ярмарке изучали тысячи посетителей /Антон Петров / Фонд Михаила Прохорова

Но, как часто бывает, настоящая живая жизнь все-таки берет свое – именно такой вывод чаще других звучал на площадках ярмарки. Например, все более осязаемой становится повестка децентрализации в культуре, где тренд «на регионы» проявляется в очень многих сферах. Федеральные музеи один за другим открывают филиалы в регионах, и, судя по объявленной государственной политике, эта тенденция будет только усиливаться. Институции современного искусства за пределами Москвы оказываются ярче и интереснее, чем в центре, примерами чего могут стать Уральская биеннале современного искусства, выигравшая негласную конкуренцию с московской, или музейный центр «Площадь Мира» в самом Красноярске, за последние годы завоевавший несколько профессиональных наград.

И этот запрос – на обращение к собственному прошлому, поиск самоопределения и выстраивание новых взаимоотношений – будет только расти, уверена Прохорова.

Как это было

Одно из главных отличий КРЯКК – интерактивность и многоформатность. В программе нашлось место дискуссиям, лекциям, выставкам, театральным представлениям, рэп-баттлу и показу мод.

Среди многочисленных событий ярмарки выделяется проект «Раз/Архивация» – большая выставка-инсталляция, придуманная культурологом и шеф-редактором журнала «Теория моды» Людмилой Алябьевой. Как и вся КРЯКК-2019, «Раз/Архивация» посвящена историям людей, но, как проект моды, исследует вопрос посредством вещей. Многоформатная «Раз/Архивация» объединила мультимедиа (видео- и аудиозаписи) с историями вещей от реальных людей, проект Лины Буксдорф «Очень личная история», который рассказывает биографию одной многонациональной семьи, где переплелись разные культурные идентичности. Еще две составные «Раз/Архивации» – проект «Процессуальное», где прежде студентка, а сейчас преподаватель Британской высшей школы дизайна Нина Вересова вспоминает процесс создания своей выпускной работы, и выставка британской художницы Клэр Бейкер «Незабываемое», составленная из вышивок, так или иначе связанных с ее поездкой на Чернобыльскую АЭС. Основное же пространство «Раз/Архивации» составила текстильная инсталляция. Но вместо того чтобы просто развесить вещи по периметру, Алябьева с командой придумали метафору. За несколько месяцев до КРЯКК все желающие могли поучаствовать в создании арт-объекта, принеся свои личные вещи (личные в буквальном смысле: организаторы просили приносить не просто утилитарные предметы гардероба, а вещи, с которыми связаны глубокие переживания) и вместе с другими участниками плетя (опять же плетя в буквальном смысле слова – руками) текстильные сегменты, которые соберут воедино на площадке ярмарки.

Завершает ярмарку модный показ с конкурсными работами красноярских дизайнеров /Антон Петров / Фонд Михаила Прохорова

Какой из этого вывод

Общее настроение и ярмарки, и ее организаторов, несмотря на сложность и глобальность заявленной темы, скорее производило впечатление оптимистичного. Да, до согласия в обществе еще далеко, есть очевидные проблемы с признанием, например, своей истории (особенно ее трагических, неприятных или позорных страниц), но также есть и желание вести диалог и менять стереотипы восприятия.

Кроме того, культура все больше превращается из предмета высших сфер в дело прикладное и практическое. «Культура – это экономика XXI века» – так это формулируют в фонде. Как это интерпретировать? Например, сейчас, как никогда, активны разговоры о развитии внутреннего туризма. Но что развивать и как – об этом пока нет ясного и четкого представления. И вот тут глубокие знания специфики регионов могут быть очень кстати и позволят выйти за рамки лубочных представлений о «Золотом кольце» и других растиражированных стереотипов о российских регионах. Значит, нужно продолжать разговаривать друг с другом, пытаться понять и принять себя и соседей.