TEFAF открыла первый онлайн-сезон

С 1 по 4 ноября главная мировая ярмарка антиквариата проходит в интернете
«Три танцовщицы в желтых юбках» Эдгара Дега /Marcel VAN HOORN / ANP / AFP

Ярмарка TEFAF, проходящая традиционно в марте, в этом году стала последним местом встречи дилеров и коллекционеров лицом к лицу. Дальнейший сценарий известен: сначала осторожные сообщения о переносе главных арт-смотров на второе полугодие, затем трагические вести об их отмене. Так произошло и с самой крупной ярмаркой современного искусства и модернизма Art Basel во всех трех городах ее проведения (Гонконге, Базеле и Майами), и с основными конкурентами TEFAF – Парижской биеннале, сорвавшейся в сентябре, и лондонской Frieze Masters, с которой то же самое случилось в октябре. Даже открывающая ярмарочный год BRAFA в Брюсселе неделю назад анонсировала перенос январского офлайн-выпуска на 2022 г.

Впрочем, мартовский демарш организаторов-голландцев, решивших не отменять событие во время пандемии, не прошел гладко: тогда ярмарка со скандалом закрылась на несколько дней раньше намеченного срока, по рядам галеристов прокатился коронавирус. Возможно, поэтому с осенним смотром в Нью-Йорке решили не рисковать еще летом – было объявлено о возврате денег экспонентам и переносе ярмарки в онлайн. Времени на подготовку платформы для онлайн-показа было немного, но организаторы TEFAF придумали свой подход к экспонированию и продажам в интернете, учтя ошибки ранее запущенных коллегами Online Viewing Rooms.

Экран вместо роскоши

Коллекционеры и музейщики, привычно посещающие накануне официального открытия два дня VIP-превью, могут быть разочарованы. Вместо традиционных цветочных гирлянд, рек шампанского, устричных развалов и ломящихся от искусства стендов их ждут три столбца бесконечных картинок на экране ноутбука. Картинок около 300 – по числу участников, в первом онлайн-сезоне ярмарки дилерам предложено выставить строго по одному предмету, олицетворяющему как профиль галереи, так и высокое качество внутренней экспертизы. Сделано это было по двум причинам. Во-первых, организаторы хотели вновь показать коллекционерам собственную витрину, достойную музейных стен. Во-вторых, надо было облегчить работу комитету экспертов, насчитывающему более сотни человек. Физическая невозможность осмотреть произведения наложила на обе стороны дополнительные нагрузки и риски.

Да, ассортимент сужен, скроллить и кликать на каждый интересный объект, чтобы увидеть дополнительные фото и видео и прочитать полное описание и провенанс, утомительно. Но игра стоит свеч: TEFAF, как всегда, представила вещи высокого качества на любой вкус и кошелек. На ярмарке есть практически все – от археологии, античной скульптуры и картин старых мастеров до работ модернистов, ювелиров и классиков современного искусства.

Ударной секцией TEFAF всегда была живопись. Этот раз не исключение – три самых дорогих произведения именно здесь.

Hammer Galleries, основанная «большим другом СССР» Армандом Хаммером, выставила «Трех танцовщиц в желтых юбках» Эдгара Дега. Работа из собрания самого основателя оценена в 37 млн евро.

«Портрет дона Хуана Лопеса де Робредо, придворного вышивальщика короля Испании Карла IV» кисти Франсиско Гойи мадридская галерея Caylus предлагает за 6,5 млн евро. У этой работы сложная судьба. Последние владельцы решили продать портрет в 2010 г., испанские власти отказались выкупать его и дали добро на вывоз за пределы страны. Эстафету по продаже подхватил Christie’s в 2011 г., выставив портрет с эстимейтом 4–6 млн фунтов стерлингов на торги в Лондоне, но продажа провалилась. С тех пор придворный вышивальщик странствует, так пока и не обретя обители. Его, как и Дега, уже выставляли в Маастрихте в марте. К осени продавцы скинули почти миллион.

Зато третий живописный хит – «Девочка с куклой» Поля Сезанна – новичок. Серо-голубой портрет побывал в руках двух легендарных торговцев искусством – Амбруаза Воллара и Поля Розенберга, выставлялся в The Metropolitan Museum of Art в Нью-Йорке и Musee d’Orsay в Париже. Сегодня продается за $18 млн.

Впрочем, вещи-миллионники на TEFAF достаточно редки. Гораздо чаще здесь можно встретить уникальные произведения кабинетного формата в ценовой категории до 500 000 евро. В этом году это сделанная из гранодиорита голова бога плодородия Мина XIV в. до н. э. (Axel Vervoordt, 180 000 евро) и средневековая немецкая мадонна с младенцем из известняка с полихромной росписью (Blumka Gallery, $300 000). Следует обратить внимание и на серебряные с золотом и драгоценными камнями часы придворного ювелира Августа Сильного Иоганна Генриха Кёлера (Galerie Kugel, $385 000) и живописный «Суд Париса» Лукаса Кранаха старшего (Robert Simon Fine Art, $450 000). Хороши также рисунок с двумя фигурами Пикассо розового периода (David Tunick, Inc., $300 000), пара офисных кресел 1951 г. работы Жана Пруве (Galerie Patrick Seguin, 380 000 евро) и 23-сантиметровая бронзовая фигура Генри Мура (Osborne Samuel, $300 000).

Редкие гости

Пару лет назад TEFAF стала осторожно принимать современное искусство – ярмарка была фактически последним бастионом рынка, куда вход ему был воспрещен. Однако головокружительные аукционные рекорды в этом секторе и мода на эклектичные собрания взяли свое. Теперь даже в скромной интернет-витрине 15% экспонатов принадлежат авторству послевоенных и живых классиков. Поклонникам старины такое соседство может резать глаз, но минимализм и абстракция приятно выдергивают покупателя из музейной дремы.

На нынешней TEFAF тоже найдутся многие blue chips рынка – Энди Уорхол, Рой Лихтенштейн, Карел Аппель, Альберто Джакометти, Франсуа-Ксавье Лаланн, Дэвид Хокни и Джефф Кунс. Последний на ярмарке ценовой рекордсмен: двухчастную скульптуру «Херувимы» из цикла «Сделано на небесах» (тираж – три экземпляра, один хранится в Русском музее Санкт-Петербурга) галерея Gagosian продает за $2,4 млн.

Русское искусство на TEFAF довольно редко, хотя клиентов из России многого. Наши соотечественники, конечно, давно художественно всеядны, но довольно часто покупают вещи именно русских авторов. На русском искусстве здесь специализируются как минимум два постоянных участника – James Butterwick из Лондона и A La Vieille Russie из Нью-Йорка. Первый, эксперт по авангарду, предлагает лаконичную графику архитектора Якова Чернихова (25 000 евро). Второй, поставляющий на рынок драгоценные безделушки Фаберже, выставляет миниатюрный портшез в стиле Людовика XV из золота, украшенный гильошированной эмалью и полудрагоценными камнями. Вещь происходит из коллекции барона Леопольда де Ротшильда. Цену галеристы не называют, но схожий экземпляр, приезжавший в Москву на предаукционную выставку Christie’s, был продан в Лондоне в ноябре 2017 г. за 788 800 фунтов.

Ну и две галереи выставили произведения с царским провенансом. Carlton Hobbs LLC из Нью-Йорка предлагает стальной поднос с золотыми элементами и гравировкой знаменитого мастера из Златоуста Ивана Бояршинова. Он был сделан по заказу Николая I и подарен шотландскому геологу Родерику Импи Мурчисону. Еще один царский подарок – серебряный кувшин в стиле ар-нуво работы фирмы Павла Овчинникова – выставила голландская Daatselaar. Дарителем, по уверениям дилера, выступала семья Александра III, отметившая таким образом заслуги придворного доктора Иоганна Георга Мецгера (65 000 евро).