Гоголь, гендер и ОМОН

В Москве проходит XIV Международный фестиваль мультфильмов
Кадр из мультфильма «Нос, или Заговор «не таких» /XIV Международный фестиваль мультфильмов

Новые времена – новые правила. Большая часть детской программы фестиваля (включая знаменитую Фабрику мультфильмов) переведена в онлайн-режим, а в конкурсе заявлены ролики «Стоп коронавирус». Но все это мелочи в сравнении с возможностью увидеть свежие шедевры Михаила Алдашина и Андрея Хржановского и послушать вживую лекцию Юрия Норштейна.

Большой экран

Фабрика мультфильмов, на которой детей обучали всем этапам создания настоящего мультика и которая на протяжении нескольких лет была главным событием фестиваля, от переноса в онлайн, конечно, не выиграла. Да и в целом детская офлайн-программа (а фестиваль специально подгадывают к осенним школьным каникулам) сведена к минимуму. Искренне жаль: на большом экране и финская «Долина Муми-троллей», и «Знаменитое вторжение медведей на Сицилию» по сказке Дино Буццати, и даже новые трактовки знаменитых детских песенок из серии «Мультипелки» смотрятся совершенно иначе.

И все же кинотеатры свою порцию мультиков, пусть и урезанную, получили. Фестиваль открылся японской 3D-картиной «Люпен III: Фильм первый». Это история лихого авантюриста, похожего и на молодого Джеймса Бонда, и на звезду японской поп-музыки. Японский Люпен – дальний родственник джентльмена-грабителя Арсена Люпена, придуманного во Франции больше 100 лет назад. Но эта версия напоминает скорее «Индиану Джонса» или «Лару Крофт» – Люпен III охотится за сокровищами с группой соратников, среди которых ниндзя и обязательная красотка. Может, это и не самая выдающаяся картина с точки зрения анимации, зато стопроцентный зрительский хит. Кстати, «Люпена III» повторят на бис 7 ноября.

Еще одна условно детская премьера фестиваля – «Детство бедовой Марты Джейн Каннери». Тут тоже национальная принадлежность героини не имеет особого значения, мультфильм про девушку – легенду Дикого Запада создавали во Франции и Дании. «Бедовая Марта Джейн» – это новая феминистская «Мулан»: главная героиня предпочитает юбкам ковбойские штаны, а тихим домашним радостям – укрощение диких мустангов. Между прочим, бедовая Марта Джейн действительно существовала и стала легендой еще при жизни. Из уважения к нежному возрасту зрителей авторы опустили некоторые подробности реальной биографии Марты – ее алкоголизм, не слишком удачное замужество и старость в борделе, где она занималась стиркой белья.

Девочкам, которые выберут Марту в качестве образца для подражания, это знать совсем не обязательно.

Новые герои

Вообще, сильные девочки и женщины определенно новые героини фестиваля. Красная Шапочка из французского мультфильма «Осторожно, волки!» настолько бесстрашна и самодостаточна, что волки обходят ее стороной. Героиня нового мультфильма Алдашина «Принцесса и бандит» влюбляется в хулигана и отказывается от королевских привилегий. А принцесса Тиффани из мультфильма «Три разбойника», снятого по одноименной сказке Томи Унгерера, предпочитает сиротскому приюту опасную жизнь с бандитами с большой дороги.

Даже два альманаха, заявленные в специальной программе фестиваля, – «Только для женщин» и «Тело, гендер, секс и другие проблемы» – явно продиктованы феминной повесткой. В первом собраны мультфильмы о менопаузе, аборте, желании забеременеть любым способом и даже об избыточной лактации. «Тело...» – еще более взрослая программа, нацеленная на аудиторию 18+. Судя по ее содержанию, классические сказки с прекрасным принцем и идеальным замужеством в финале больше не работают. Современная женщина любит кого хочет, не брезгуя даже маньяком-убийцей. И это не метафора: в короткометражке из зарубежного конкурса «Просто парень» рассказываются реальные истории девушек, которые писали письма в тюрьму серийному убийце и насильнику Ричарду Рамиресу. С одной из них Рамирес в конце концов оформил брак.

Анимадок

Документальная анимация – еще один современный тренд, который отборщики упаковали аж в три программы. Они разделены тематически: поиск идентичности («Кто я такой?»), единство места («Гений места») и «Наши истории» (российская анимация последних пары лет). Анимадок – идеальное отображение картины мира здесь и сейчас, в эпоху пандемии: закрытые границы, с одной стороны, и тотальное снятие всех табу – с другой. Соня Горя, автор и героиня «Чумного обиталища», повествует, как она провела весну 2020 г. в запертой квартире, которую превратила в учительскую, будуар и танцплощадку. «Мультфильмы от полиции» в максимально утрированной стилистике рассказывают о происхождении увечий у граждан, задержанных полицией. А «Монстера: Терпение!» и вовсе залезает в голову бойцу ОМОНа, разгоняющему митинг.

Клипы

В наши дни одно из самых очевидных применений анимации – музыкальные клипы. На фестивале это очень заметно: тут и «Идиот» на песню Вячеслава Бутусова, и «Дичь» на композицию Ивана Дорна, и «Оно выделяло тепло» Айгел, и «Суп» – клип на песню из нового альбома Леонида Федорова «Из неба и воды». «Детский альбом» – видеоряд на музыку иного рода. Название отсылает к серии фортепианных пьес Чайковского (и одноименному мультфильму Инессы Ковалевской 1976 г.), но в действительности это краткая энциклопедия мировой музыки для самых маленьких. Мультипликаторы из России и Белоруссии проиллюстрировали в разных техниках короткие музыкальные фрагменты от барокко до джаза. Площадку для показа выбрали соответствующую: «Детский альбом» можно увидеть 8 ноября в «Филармонии-2» в Олимпийской деревне.

Живые классики

И все же главные зрители фестиваля этого года – взрослые. Именно на них рассчитана большая часть офлайн-программ, для них подготовлена и гала-премьера – «Нос, или Заговор «не таких» Хржановского.

Хржановский и Норштейн – два живых классика отечественной анимации. На фестивале можно будет увидеть обоих. Норштейн, автор бессмертного «Ежика в тумане» («Ежику», кстати, в этом году исполняется 45 лет), прочитает «Лекцию о свободе» 6 ноября. А Хржановский («Стеклянная гармоника», «Дом, который построил Джек») представил свой «Нос» 4 ноября в Третьяковской галерее.

Когда Норштейн брал за основу своего «Ежика» сказку Сергея Козлова, он не особенно ориентировался на оригинал. Хржановский и автор сценария «Носа» Юрий Арабов поступили точно так же с Гоголем, чтобы рассказать свою личную историю о взаимоотношениях художника и власти, о возможности (или невозможности) компромисса и, конечно, о самоцензуре. «Нос», вынесенный в название, – анаграмма слова «сон», на котором и основаны три сюжетные линии: сон майора Ковалева из гоголевской повести, сон Михаила Булгакова о знакомстве со Сталиным и, наконец, сон о том, как запрещали оперу Шостаковича «Антиформалистический раек». Между этими снами свободно перемещаются Мейерхольд, Станиславский и Эйзенштейн. Да и сам Хржановский, который озвучивает все роли, от Сталина до Шостаковича.

Фото предоставлены multfest.ru