Честь в Нью-Йорке и Санкт-Петербурге

Мариинский театр представил первую премьеру сезона – оперу Масканьи «Сельская честь» в постановке Арно Бернара
Бернар любит украшать свои спектакли тщательно продуманными интерьерами и детализацией костюмов даже второстепенных персонажей /Наталья Разина / Пресс-служба Мариинского театра

Французский режиссер Арно Бернар подошел к «Сельской чести» со своим лекалом, отправив пылких сицилийцев с родного знойного острова в Нью-Йорк столетней давности. Несмотря на перемену времени и места страсти в действии не убавилось, а вот физиологии стало не в пример больше, чем предполагал автор оперы.

В «Сельской чести», напомним, Пьетро Масканьи рассказал незамысловатую историю о том, как некая селянка приревновала мужа к его бывшей пассии и поведала горькую правду мужу разлучницы. Тот убил типа, наставившего ему рога. Собственно, вот и весь сюжет. Но это сочинение принято любить не из-за примитивного синопсиса, а за очень красивую музыку и лаконичность – одноактное представление длится 70 минут. Ничто в сравнении с выжимающим все соки из исполнителей и слушателей пятичасовым Вагнером.

Арно Бернар не в первый раз приглашен на постановку в Мариинский. В 2019 г. он выпустил здесь «Девушку с Запада» Пуччини, двумя годами ранее – «Сицилийскую вечерню» Верди. Видимо, тот опыт показался режиссеру незаконченным, и он поместил «Сельскую честь» ровно в те же декорации, что и «Вечерню». Почему бы нет – мафия ведь бессмертна и на нью-йоркской почве 1920-х укореняется в момент. К тому же налицо экономия в пересохшем бюджете Мариинского театра – выпускать премьеры необходимо, а вот со сборами на фоне добравшихся и до Санкт-Петербурга 25%-ных лимитов заполняемости зала ситуация явно не простая. Так что Мариинку за концепцию «минимум средств – максимум выразительности» и за находчивость можно только похвалить.

То, что новая «Сельская честь» будет погорячее, чем обычно, становится ясно уже в первой мизансцене, когда любвеобильная Лола (Екатерина Сергеева) сжимает своими откровенно заголенными бедрами не менее страстного главного героя Туридду в исполнении Юсифа Эйвазова. Эти скачки будут продолжены позднее рогоносцем и мужем Лолы Альфио (Роман Бурденко). Впрочем, тот хотя бы предавался здоровой похоти с неведомой распутницей из подворотни, обойдясь без циничного попрания новобрачных уз. Несчастной и нелюбимой невесте Туридду Сантуцце не достается вовсе никакого женского счастья – и Екатерина Семенчук просто-таки отверзла на сцене бездну отчаяния, дикой ревности и неистовой злобы вперемежку со спорадическими проявлениями раскаяния. Да, в жизни так редко бывает, но театр есть театр, и претензий к исполнителям нет ровно никаких. А выяснения отношений Туридду и Сантуцци можно было слушать снова и снова – настолько гармонично сливались голоса Эйвазова и Семенчук.

Бернар любит украшать свои спектакли тщательно продуманными интерьерами и детализацией костюмов даже второстепенных персонажей. В итоге получается настоящая киномассовка – в лучшем смысле слова. Дети, священники, матери семейств, хулиганы, мафиози, натуралистично проливающие кровь, – все выписано, прорисовано, загримировано и отшито на ура. В таких условиях грех было и хору, и оркестру под управлением Валерия Гергиева смазать общую картину. Но все получилось: музыканты звучали превосходно, хор выступил так, как приличествует коллективу академического театра.

Интригой премьерного вечера стало выступление в главной мужской партии Юсифа Эйвазова. Увидеть его в роли Туридду было тем более любопытно из-за известий, что эту партию изначально готовили совсем другие исполнители. Но обстоятельства благоволят почитателям Мариинского театра: на фоне тотальных карантинных ограничений в Европе и США звездопад на петербургской сцене не прекращается. А Эйвазов давно стал звездой – он уже вовсе не тот персонаж, который оказался в медийном поле после звездного брака с Анной Нетребко. И в «Сельской чести» он порадовал поклонников не только покоряющим звучанием, но и темпераментной драматической игрой. Особый отклик зала получил его выход на поклонах, когда Эйвазов с усталой удовлетворенностью похлопал себя по разорванной майке, пропитанной бутафорской кровью.

Разумеется, Нетребко не могла пропустить премьеру с участием супруга: она вслушивалась в его голос, находясь в вип-ложе Новой сцены Мариинского театра. Окончание представления было отмечено очаровательной виньеткой в современном COVID-style: нескольким счастливчикам выдался случай столкнуться с оперной дивой буквально нос к носу. Нетребко в роскошном платье-кимоно проследовала к лифту. Когда двери кабины открылись, спускающиеся сначала опешили, после ахнули и дружно зааплодировали. Но при этом места звезде не уступили и даже ничуть не потеснились, чтобы позволить ей воспользоваться лифтом. Тоже в какой-то степени проявили сельскую честь. А может, просто решили соблюсти социальную дистанцию.

Следующие премьерные показы «Сельской чести» назначены на 4, 5 и 13 декабря.