Музеям не нравится тишина

Европейские музеи делают ставку на семьи с детьми и новые технологии
Помимо Лувра помощь от государства получили, разумеется, и другие культурные институции Франции /Benoit Tessier / Reuters

Еще год назад основной проблемой Лувра – одного из самых больших музеев в мире – был наплыв посетителей. Залы с известными экспонатами, такими как «Джоконда» Леонардо да Винчи, были буквально набиты битком. В 2018 г. Лувр даже побил мировой рекорд, приняв 10,2 млн посетителей, 75% из которых были туристами. Сотрудники музея регулярно требовали найма новых коллег.

Однажды, протестуя, более 150 человек не вышли на работу, мотивируя это тем, что количество посетителей не соответствует нормам и представляет угрозу безопасности и здоровью. Другой музей Парижа, Орсе, с самой большой в мире коллекцией произведений импрессионизма и постимпрессионизма в 2019 г. посетило 3,65 млн человек. А Большой дворец, где проводят выставки, посвященные одному артисту или эпохе (в 2019 г. там проходили выставки, посвященные Майклу Джексону и советскому авангарду, художникам Жоану Миро и Анри Тулуз-Лотреку), принял более 1 млн посетителей. Иными словами, в выходной день многочасовая очередь на вход, даже с покупкой билетов через интернет, была нормой для любого крупного музея.

Но случился коронавирус, и проблема решилась сама собой. Британская галерея Тейт, Британский музей, Музей Виктории и Альберта были закрыты с марта по июль 2020 г. Во Франции музеи были закрыты с 17 марта по 1 июня включительно, потом они открылись, но 30 октября по распоряжению президента были закрыты снова – очередное открытие теперь запланировано на январь 2021 г. В США музеи сами принимали решение о закрытии – Метрополитен-музей, например, не работал с 13 марта до 29 августа 2020 г. Похожая ситуация была и в России: Третьяковская галерея, Пушкинский музей, Эрмитаж, Русский музей не принимали посетителей с марта. Понятно, что закрытый музей не получает прибыль с продажи билетов. Откуда музеи брали деньги в 2020 г.?

Представители Лувра сообщили: в 2019 г. бюджет музея на 61,5% состоял из собственных средств, которые составили 149 млн евро (из них 66% – доходы от продажи билетов). Оставшиеся 38,5% – это государственные дотации, в 2019 г. музей получил дотаций на 93,8 млн евро. В 2020 г. Лувр по причине кризиса, вызванного коронавирусом, получил дополнительные 46 млн евро дотаций. Помимо Лувра помощь от государства получили, разумеется, и другие культурные институции Франции. В сентябре 2020 г. Le Monde сообщала, что, в частности, Версальский дворец получил 86 млн евро, музей Орсе – 15 млн, Большой дворец – 40 млн, сообщество научных музеев Universcience – 35 млн. Парижской опере, закрытой из-за забастовок персонала еще с января 2020 г., выделили 81 млн.

В англосаксонском мире, где образование и культура часто живут на пожертвования от бизнеса, все было несколько сложнее. Самый скандальный случай произошел в Лондонском королевском театре оперы и балета, который даже был вынужден выставить на аукцион Christie’s принадлежащую театру работу Дэвида Хокни, ушедшую за 12 865 фунтов стерлингов. Это был портрет одного из директоров театра – сэра Дэвида Уэбстера. «Мы переживаем самый большой [финансовый] кризис в истории театра», – сказал в обращении к журналистам исполнительный директор театра Алекс Берд. К счастью, все закончилось хорошо: новый владелец картины мультимиллиардер Дэвид Росс первым делом вернул ее театру, после чего его самого назначили директором попечительского совета театра. В результате самых жестких мер для выхода из кризиса (а в планы театра помимо продажи картины входило сокращение расходов и персонала) удалось избежать. Помогли не только частные деньги, но и дотации от правительства Великобритании.

По такой гибридной модели – государственная поддержка, меценаты и собственные финансовые ресурсы, в которые входят доходы от продажи книг, сувениров, билетов и т. д., – живет большинство культурных учреждений. В частности, парижский Музей прикладных искусств, в котором проходят крупнейшие выставки моды и дизайна, – это частная ассоциация. «Но мы существуем за счет как частных пожертвований, так и государственных дотаций, так как некоторые наши экспонаты принадлежат государству», – говорит генеральный директор музея Сильви Корреар. По его словам, в 2020 г. ключевой мерой для музея стала реорганизация. «Во-первых, мы еще в апреле изменили весь календарь выставок, что-то продлили, что-то переставили на потом, – говорит она. – Благодаря щедрости владельцев экспонатов, которые мы выставляли, мы смогли продлить текущие выставки. Во-вторых, мы начали активно работать с собственным фондом – одних рисунков у нас больше 200 000. В результате сильно сократились расходы на организацию выставок».

Объединение государственных музеев, в которое, в частности, входит Большой дворец, по словам его исполнительного директора Эманюэля Марковича, от отсутствия туристов практически не пострадало. «90% наших посетителей – французы, в отличие от Лувра и Версаля. Но важной статьей нашего дохода являются не только выставки, но и организация мероприятий, многие из которых были отменены, – поясняет Маркович. – Мы также владеем книжными магазинами при музеях, все они были закрыты. В 2020 г. по сравнению с предыдущим прибыль снизится на 50%, у нас около 38 млн убытков».

Впрочем, есть от коронавируса и польза: вызванный им кризис, как часто бывает, стал источником не только сложностей, но и новых инициатив. Например, в Лувр наконец смогли попасть французы – по словам представителей музея, для многих местных жителей эти посещения Лувра стали первыми в жизни. Чтобы поддержать их интерес, в 2021 г. Лувр открывает «Студио» – пространство, специально спроектированное для семейных визитов и творческих занятий с детьми, а также в целом для публики, которая традиционно была далека от культуры. Чтобы собрать средства для этой инициативы, музей совместно с Christie’s организовал онлайн-аукцион «Ставь на Лувр»: лоты для аукциона бесплатно предоставили французские художники Пьер Сулаж и Жан Мишель Отониэль.

А Большой дворец делает ставку на новые технологии. «Мы давно проводили циклы лекций, но во время карантина сделали их виртуальными, – рассказывает Маркович. – Это онлайн-сессии с кураторами, преподавателями, лекторами музея, во время которых слушатели могут задавать вопросы в чате. Этот формат мы сохраним и на будущее. Мы также выложили на сайт массу интерактивного контента к выставке «Помпеи», в результате чего сайт посетило более 1 млн человек».