Танцы на вечные темы

Откуда возник, как создавался и чем в результате стал фильм «Слепок»
Танцовщики в зале Средневековья /Петр Сильвестров

Пять российских хореографов, пять отечественных композиторов и пять залов Пушкинского музея – фильм «Слепок», российская премьера которого пройдет в Москве 31 марта, появился в результате совместного творческого эксперимента Aksenov Family Foundation, Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина и международного фестиваля современной хореографии Context. Diana Vishneva. Режиссер Андрей Сильвестров, прежде не имевший опыта съемок танца, и хореографы, никогда раньше не работавшие в залах музея такого масштаба (да еще и для киносъемок), взялись поставить танцевальные опусы, вдохновленные пятью периодами в истории искусств, на современную академическую музыку.

Отправной точкой послужила коллекция слепков Пушкинского музея. Хореографам были предложены пять музейных залов и пять периодов истории изобразительного искусства: Античность, Древняя Греция, Древний Рим, Средневековье и Ренессанс. «Это был невероятный вызов: я никогда не работал с балетом и в моих фильмах не было хореографии сложнее, чем «ручкой повести», – говорит Сильвестров. – Это было погружение в новый мир и опыт общения с невероятными, интересными художниками, очень разными. Мне нужно было все сделать так, чтобы на выходе получилось не «парад-алле», а фильм, в котором из многоголосия возникает цельное высказывание».

Танец пяти эпох

Снят «Слепок» был за девять дней в конце 2020 г., при этом на подготовку проекта ушло полгода, с апреля по сентября 2020 г. Прежде чем приступить к репетициям, а за ними и собственно к съемкам, режиссер и хореографы многократно проходили сквозь музейные залы, а хранители снова и снова рассказывали им о произведениях и особенностях каждой эпохи, тех смыслах, которые транслируют экспонаты. Большинству участников проекта залы Пушкинского музея давно и неплохо знакомы, тем не менее многие ловили себя на том, что до сих пор не обращали внимания на то, как через пластику скульптуры можно увидеть дух времени, его политику, состояние и самоощущение человека в тот период.

«Я лишний раз убедилась, насколько танец и музейное пространство связаны, как они наполняют друг друга смыслами, – отмечает Диана Вишнева, ставшая главной героиней проекта. – Такой синтез, да еще с подключением композиторов и кинорежиссера, рождает новый жанр. Мне вместе с моим фестивалем Context очень интересно продолжать развиваться в этом направлении. В слиянии жанров и стилей и состоит искусство XXI века». Вишнева признается, что как классическая балерина ощущает античные скульптуры на физическом уровне. «В их замерших движениях – история всего танца, – продолжает она. – Поэтому мне был интересен диалог с ними языком хореографии и кинематографа. Было интересно посмотреть на знакомое в новом ракурсе. Тем более что мой образ в фильме – это линия или проводник между разными историческими периодами, разными жанрами искусства. Я несу в себе память всех поколений».

Диана Вишнева в зале Микеланжело /Петр Сильвестров

Никакой жеребьевки в проекте не было: каждый из хореографов – финалистов конкурса фестиваля Context. Diana Vishneva разных лет – получил право выбрать наиболее близкий для себя период изобразительного искусства. По этим предпочтениям и подходам к теме отчасти можно судить и о мировоззрении каждого из них.

В композиции Андрея Короленко в зале искусства Древнего Рима танцовщики выступают в роли гладиаторов, а хореограф задается вопросом о стремлении Римской империи к завоеваниям и экспансии ценой несчетного количества жизней, что звучит максимально актуально. «В этой работе, как и в осмыслении всей темы, нет авторитарного высказывания хореографа, есть совместный коллективный поиск и индивидуальный ответ каждого на вопрос, а почему в принципе случается война», – говорит хореограф. Танец разворачивается под звуки композиции Morendo Марка Булошникова.

В постановке Лилии Бурдинской в зале Европейского искусства Средних веков главным мотивом стал образ женщины – Евы или Лилит, монахини или ведьмы. Цитируя в пластике живопись Иеронима Босха, хореограф выстраивает шесть танцовщиц в процессию и придумывает для них тайный «стыдный язык», который оказывается секретом даже для съемочной группы.

В Греческом дворике среди слепков фронтона афинского Парфенона Анна Щеклеина и Александр Фролов исследуют в танце процесс разрушения – физического и эмоционального. Эта хореография рассказывает историю фактически вне времени.

Константин Семенов, создавая свою композицию для зала, посвященного искусству Древней Греции, вдохновлялся популярной античной мифологией. На сцену выходят боги и герои олимпийского пантеона, однако их истории звучат злободневно.

Ну а Анна Щеклеина рассказывает в зале скульптуры Микеланджело историю любви. Изящный и грациозный танцевальный дуэт решен в стиле контемпорари, а оператор выбрал для этой истории съемку в духе неореализма – скорее даже, кино 1960–1970-х годов, в частности стилистики фильма Клода Лелуша «Мужчина и женщина».

Части нового целого

Найти пластический язык для каждой из пяти эпох предстояло не только хореографам. Они сочиняли танец, а Сильвестров и оператор Даниил Фомичев тем временем придумывали пластику движения камеры. «Древняя Греция – это почти безмонтажная съемка одной линией, а Средние века – это уже многокамерная история, снятая с восьми точек, иногда образующая полиэкран, напоминающий то, как в Средневековье изображали разные фазы жизни человека или фазы развития сюжета», – объясняет Сильвестров.

Для достижения проектом окончательной цельности оставалось еще найти музыку. Ее написали молодые российские композиторы Василий Пешков, Алексей Ретинский, Марк Булошников, Александр Хубеев и Дарья Звездина. Трое последних – лауреаты ежегодной программы Aksenov Family Foundation «Русская музыка 2.0», цель которой – развитие и обновление традиций отечественной композиторской школы и демонстрация ее лучших достижений. «Одна из стратегических задач фонда – работа с нераскрытым потенциалом российской современной культуры на мировой сцене, – говорит Дмитрий Аксенов, основатель Aksenov Family Foundation. – За годы работы с Зальцбургским фестивалем мы поняли, что российские композиторы, создающие важные и востребованные произведения, интересны профессиональному сообществу, но информации о них нет. Так родилась идея создать программу, выявляющую таланты и стимулирующую систему заказа. Фильм «Слепок», в который вошли работы лауреатов программы, стал важным этапом в реализации миссии фонда – создании новых подходов к взаимодействию разных языков современной культуры».

Удивительным образом «Слепок», еще не успев выйти на экран, открывает своим создателям все новые грани смыслов. «Фильм уже живет своей жизнью, а мы сами еще разгадываем, что же у нас получилось», – делится Вишнева. «В этом проекте мы не просто обращаемся к истории искусств, – подчеркивает Марина Лошак, директор ГМИИ им. Пушкина. – Он объединяет работу хореографов, композиторов, особый взгляд режиссера и представляет собой рефлексию современного человека, воспринимающего происходящее как часть актуального искусства. Это не просто балет на некую тему, поставленный на новую музыку. Речь идет о современном искусстве и новой оптике художника в высшем смысле этого слова, будь то живописец, скульптор, музыкант или режиссер».