Коронавирус сформировал новые тренды в туризме

Некоторые из них сохранятся и тогда, когда пандемия закончится
Огромную популярность получили глэмпинги (glamping от англ. glamorous и camping) – в 2020 г. их количество удвоилось / Depositphotos / PhotoXPress

Индустрия туризма – одна из основных пострадавших от пандемии коронавируса в 2020 г. И до нормализации ситуации еще очень далеко – особенно на фоне неопределенности с открытием границ и, в частности, временного (с 15 апреля по 1 июня) запрета на полеты из России в Турцию. Въездной туризм в нашу страну также существенно сократился: Росстат указывает, что поток иностранцев упал в январе – сентябре 2020 г. на 73% год к году, причем из тех, кто все-таки приехал в Россию, только 0,33%, по данным пограничной службы ФСБ, посетили страну именно с целью туризма – всего 12 900 человек.

Для российской экономики в целом такой провал туризма неприятный, но не катастрофический (в ВВП России на долю туристической отрасли в 2019 г. приходилось порядка 4%, и в нормальных условиях к 2035 г. этот показатель должен был вырасти до 7%). Однако для многих экономик мира туризм куда более значим. На начало 2020 г. в этой отрасли по всему миру, по оценкам World Travel & Tourism Council, было занято 330 млн человек, индустрия с оборотом $9 трлн в год отвечала примерно за 10% мирового валового продукта. Из 20 крупнейших экономик больше всего на туризм полагаются Италия, Испания и Мексика, в которых туризм генерировал обычно до 15% ВВП.

Коронавирусные ограничения в сочетании с изменениями реальности заставили индустрию туризма быстро меняться – просто чтобы выжить. В результате сформировалось несколько заметных трендов, которые, скорее всего, останутся актуальными и в обозримом будущем.

Больше эксклюзивности

Многие исследования показывают, что богатые люди в результате пандемии в среднем стали еще богаче. Это отразилось и на туристической отрасли. Когда после нескольких месяцев глобальной самоизоляции снова открылись некоторые курорты, особенно высоким спросом у истосковавшихся по отдыху клиентов пользовались именно роскошные варианты. Согласно статистике Ultima Collection, которую приводит PRCO, сразу после того как границы приоткрылись, значительно выросло число бронирований отелей, резиденций и вилл класса ультралюкс, причем 95% гостей этой компании прибывали на отдых на частных самолетах.

Аналогичная ситуация и с чартерными яхтами. Представитель крупнейшего американского брокера Denison Yachting Бен Фарнборо отмечает, что, несмотря на ограничения, рынок аренды частных судов в 2020 г. даже вырос в сравнении с 2019 г. и сейчас набирает темп. «Уже только за I квартал мы закрыли 65% от оборота всего 2020 года, который тоже был успешным, – говорит Фарнборо. – С учетом неопределенности в Европе особенной популярностью пользуются чартеры в США, на Багамских островах и в странах Карибского бассейна».

«Раньше на Новый год и Рождество на Карибские острова отправлялось 60–70% суперъяхт, – комментирует Екатерина Павлова, руководитель чартерного направления Imperial Yachts. – А в 2020 г. флот примерно поровну – по 40% – разделился между Карибским морем и Индийским океаном, остальные 20% отправились в менее популярные регионы, например во Французскую Полинезию. С начала 2021 г. наблюдается активный спрос на Скандинавию, в особенности на Норвегию. Ну и особняком стоит Антарктика, куда в этом году пойдет легендарная [77-метровая экспедиционная суперъяхта] La Datcha. Она почти полностью забронирована на зимний сезон – найти свободную неделю практически невозможно».

Ближе к природе

Еще одно наблюдение «коронавирусного сезона» – пожалуй, никогда прежде люди так не стремились посетить дикие и отдаленные уголки на Земле. Благодаря этому огромную популярность получили глэмпинги (glamping от англ. glamorous и camping) и глэмперваны (комфортабельные дома на колесах), а также всевозможные лагеря, лоджи и экологичные отели. Тренд характерен и для России. По оценке PRCO, в 2019 г. в стране работало 60 глэмпингов, а в 2020 г. их количество удвоилось. Популярны и вылазки на природу с проживанием в палатках, особенно в Карелии, Мурманской области и на Алтае.

Почему людей потянуло к природе? Поэтический ответ такой: из-за пандемии ко многим пришло осознание хрупкости планеты, поэтому и возникло желание успеть увидеть как можно больше нетронутых мест, пока не поздно. Но есть и ответ прагматический: закрытые границы объективно сделали туризм локальным, к тому же на природе в отличие от города легче соблюдать пресловутую социальную дистанцию и, следовательно, ниже вероятность заразиться вирусом. «Как никогда, популярно желание путешествовать в отдаленные малолюдные места, – отмечает Карлос Нуньес, основатель Kontiki Expeditions, который организует частные круизы на небольших яхтах вдоль побережья Эквадора. – Клиенты по-прежнему хотят роскошного отдыха, но очень переживают по поводу своего здоровья и безопасности, а также хотят заботиться об окружающей среде. Этот новый тренд получил название «неороскошь».

Воркейшн

Это направление, название которого происходит от слов work и vacation, вообще одно из самых молодых в туризме. Возникло оно около 10 лет назад, но за его укрепление и развитие сейчас всецело нужно благодарить распространение удаленной работы и инструментов для дистанционной коммуникации. Туристы переезжают в более теплые страны или из города к воде и на природу на длительный срок и совмещают таким образом работу и отдых. Отели, в свою очередь, тоже реагируют на вызов: обеспечивают гостей подходящими условиями, устанавливают удобные столы и кресла, проводят быстрый интернет, готовят специальные тематические предложения. Например, в Porto Montenegro в Черногории запустили программу Work and Live. Клиенты могут снять роскошные апартаменты у воды в 50 м от марины с яхтами за 1400 евро в месяц и пользоваться современным коворкингом на территории комплекса.

Многие страны даже успели ввести специальные визы для «цифровых кочевников» (digital nomad – человек, постоянно работающий на удаленке и живущий в разных странах). Так поступили, например, карибские государства, Хорватия, Дубай, Грузия, а также Чехия, Эстония, Германия и др. Если туристические визы обычно позволяют находиться в стране 30–90 дней, то новый тип разрешений продлевает этот срок в некоторых случаях до 1–3 лет. Например, для получения двухлетней визы на пребывание в Антигуа и Барбуда достаточно предъявить подтверждение о работе в зарубежной компании, справку о доходе на сумму минимум $50 000 в год и оформить страховку.

Здоровье в приоритете

По данным разных российских и зарубежных исследований, от 40 до 60% людей пока в принципе не готовы путешествовать из-за страха заболеть. Большая часть активных туристов, которые все же отправляются в поездки, тоже, безусловно, озабочены этим и уделяют пристальное внимание дезинфекции номеров, уровню подготовки персонала и отношению к соблюдению социальной дистанции и других важных правил. Отели стараются максимально отвечать на этот запрос. «Мы еженедельно тестируем сотрудников на COVID-19, обязательно носим маски в общественных местах и т. д., – говорит Наусика Георгиаду, владелица вилл Skinopi Lodge на острове Милос в Эгейском море. – В прошлом году к нам приехали многие лояльные клиенты, которые гостили у нас раньше, потому что они уверены в нас на 100%. На мой взгляд, люди будут возвращаться в знакомые места и постараются избегать лишних перемещений».

Внутрироссийский туризм

Закрытие границ сделало внутренний туризм основным в стране. Однако, по оценке Ассоциации туроператоров России, за 2020 г. он все равно сократился на 35–40% по сравнению с 2019 г. Впрочем, со второй половины прошлого года наблюдается устойчивая положительная динамика.

Из популярных и интересных отечественных направлений выделяют относительно не заезженные Бурятию, Калининград, Алтай и Ростов-на-Дону, а также вечных фаворитов – Карелию, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород, Краснодарский край, Крым и Кавказ. Значительную поддержку продвижению внутреннего туризма оказала программа покупки туров и билетов с кэшбэком, на которую правительство России выделило 15 млрд руб. Туристы по ней возвращают 20% от стоимости поездки по России на карту «Мир», если оплачивают отдых онлайн. «На первом этапе была непростая процедура подачи анкеты на вступление в программу, но в конце концов условия подачи заявления значительно упростились, – говорит Вера Мишенина, директор по продажам московского 5-звездочного отеля Moss. – Программа хорошо работает для загородных и курортных отелей в Московской области, Крыму и Краснодарском крае, но очень плохо – для городских бизнес-отелей. Большинство туристов для бронирования по программе кэшбэка выбирают отели «3 звезды» и «4 звезды», «5 звезд» менее популярны. Тем не менее в 2020 г. количество внутренних туристов у нас выросло на 30% по сравнению с 2019 г.».

Отчасти выручил набравший популярность стейкейшн (от англ. stay и vacation): когда люди не могут либо не хотят выезжать из своего города или региона из-за ограничений, но желают сменить обстановку, они переезжают на пару дней из своей квартиры в отель, чтобы зарядиться новыми эмоциями и отдохнуть в необычной для себя атмосфере. «Если раньше среди наших гостей были преимущественно те, кто приезжал в командировки, на деловые встречи и мероприятия, а также с туристическими и экскурсионными целями, то сейчас больше всего как раз тех, кто хочет просто сменить обстановку – приехать на 1–2 ночи на выходные или в будние дни», – подтверждает Мишенина. Кстати, некоторые зарубежные отели для популяризации стейкейшн вводят дополнительные скидки для местных. Например, отель Figueroa в Лос-Анджелесе предлагает калифорнийцам 25%-ную скидку на размещение на выходных, а Pendry San Diego дает скидку на номера гостям, живущим в радиусе 500 км от отеля.